Архив новостей

Сентябрь2020

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Беличья протока «средь тайги и болот»

Как поднимали Лангепас строители Белоруссии и инженеры «Татнефти».

(24 августа 2020 08:09 , ИА "Девон" )
40 лет назад в Западной Сибири строили целые города на болотах, а добывать нефть в тайге учились всем Советским Союзом. Значительный вклад в это внесли белорусские строители и татарстанские нефтяники. Среди последних были и будущие топ-менеджеры крупных компаний. Об этом говорится в статье «…Построенные на болоте-2» Александра ПЕТРУШИНА, опубликованной в издании «Тюменский курьер». Информагентство «Девон» приводит этот материал с некоторыми сокращениями. 

«ГДЕ МАКАР ТЕЛЯТ НЕ ПАС, БУДЕТ ГОРОД ЛАНГЕПАС».

28 декабря 1979 года для разработки Урьевского и Поточного нефтяных месторождений в производственном объединении «Нижневартовскнефтегаз» было создано НГДУ «Урьевнефть» с местонахождением в поселке Лангепас.

Такого поселка еще не существовало. Первые бригады на Урьевское месторождение доставляли вертолетами. Нефтегазодобывающее управление «Урьевнефть» выступило заказчиком вахтового поселка на 10 тысяч жителей. Генеральным подрядчиком назначили строительно-монтажный трест N 37 Минстроя Белорусской ССР.

23 июля 1980 года, 40 лет назад, первая группа белорусских строителей вылетела из Минска в Нижневартовск. Дальше — разъезд Урьевский. Туда на запасной путь прибывали вагоны со стройматериалами. В конце августа, когда стихло комарье, вышли на место будущего города — берег протоки Лангепас (15 км от основного русла Оби). В переводе с языка ханты «ланге» означает «белка», а «пасл» — «протока».

«Места нехоженые, зверье непуганое… Ориентир — три кедра на покатом склоне. А вокруг бурелом непроходимой тайги и болота», — вспоминал бригадир Виктор МАМАЕВ.
Первый тракторный поезд встречали, как папанинцы самолет с Большой земли. За 48 часов он преодолел 20 километров от разъезда Урьевский до первой стройплощадки.

К новому 1981 году к двум десяткам вагончиков добавились три деревянных дома — общежитие, баня, склад. И столовая «Алеся», украшенная в память о родной Белоруссии национальным орнаментом. Заложили жилой микрорайон домов гомельской серии. Прикрепили к сосне щит: «Лангепас. Белорусский город в Сибири. Заложен 7 января 1981 года». Тогда же родилась поговорка: «Где Макар телят не пас, будет город Лангепас».

Через три месяца, 9 апреля 1981 года, Тюменский областной Совет народных депутатов постановил зарегистрировать поселок Лангепас. За пять лет белорусские строители возвели вахтовый и пионерный поселки нефтяников и три микрорайона с общей жилой площадью 176 тысяч кв. метров. Было построено четыре детских сада на 1120 мест и две школы на 2352 учащихся.

СУДЬБОНОСНАЯ КОМАНИРОВКА

В то же время суточные и месячные планы по добыче нефти НГДУ «Урьевнефть» не выполнялись. Сменилось пять начальников управления — не помогло. Поэтому Совмин СССР принял 7 декабря 1984 года распоряжение о разработке нефтяных месторождений в Западной Сибири силами производственных объединений «Татнефть» и «Башнефть».

НГДУ «Урьевнефть» и «Покачевнефть» передали «Татнефти» 12 крупных предприятий и организаций. В них насчитывалось 80 цехов, 480 бригад, около 17000 работников, более 2000 скважин.

Шестым начальником «Урьевнефти» 19 апреля 1985 года был назначен главный инженер этого управления Юрий ШАФРАНИК. Освободившуюся должность предложили 30-летнему Равилю МАГАНОВУ,  главному инженеру НГДУ «Ямашнефть» объединения «Татнефть».

«Тот день, 19 апреля 1985 года, я хорошо запомнил, — вспоминал первый исполнительный вице-президент ПАО «ЛУКОЙЛ», ныне председатель совета директоров компании Равиль Маганов. - Генеральный директор «Татнефти» МУХАМЕТЗЯНОВ в третий раз предложил мне поехать в Западную Сибирь. Полвосьмого утра захожу к нему, он спрашивает:
— Ну что, поедешь?
— Не хочется.
Он нажал на кнопку:
— Шафраник здесь? Пусть заходит.
Мухаметзянов представляет:
— Юрий Константинович ШАФРАНИК. С сегодняшнего дня — начальник НГДУ «Урьевнефть».
Повернулся ко мне: — Равиль Ульфатович Маганов. С сегодняшнего дня — главный инженер НГДУ «Урьевнефть». Так познакомился с Шафраником».

В тот же день вахтовым самолетом вылетели в Сибирь. Тюмень, Нижневартовск, дальше — Лангепас: на машине по только что проложенной бетонке. А с утра на работу. В Альметьевске яблони цветут, а здесь морозно, ветрено, сыро.
Представителя татарских нефтяников встретили настороженно.

«В Лангепасе я был начальником отдела добычи нефти в НГДУ «Урьевнефть», — вспоминает Джеван ЧЕЛОЯНЦ, впоследствии вице-президент нефтяной компании «ЛУКОЙЛ». — Сижу в кабинете, вдруг звонок: приглашают в зал заседаний для знакомства с новым главным инженером».

«Пытаюсь на глазок определить, кто мой будущий шеф, - продолжал Челоянц. - Впереди меня какой-то парень с детской прической. Загораживает весь обзор. Я ему: «Молодой человек, подвиньтесь в сторонку, пропустите начальство». Дальше этот «молодой человек» выходит к столу начальника НГДУ Шафраника, и тот его представляет: «Ваш новый главный инженер. Я про себя ахнул.»

«МАМА, НЕ ПРИЕЗЖАЙ В ЛАНГЕПАС»

На нефтегазодобывающем предприятии главный инженер отвечал за все производственные вопросы. Геологоразведка, добыча, транспортировка, строительство и другие технологические мероприятия — его каждодневные заботы. Он — правая рука руководителя предприятия.

И если тот в командировке или в отпуске, его обязанности в полном объеме, включая финансовые, кадровые и общественные, исполняет главный инженер. Он всегда на связи, в готовности прибыть на место любой техногенной аварии и возглавить мероприятия по ее устранению и ликвидации последствий. Это даже не работа, а образ жизни.

Мама главного инженера НГДУ «Урьевнефть» Роза МАГАНОВА рассказывала: «При каждой оказии мы посылали ему яблоки. Потом я собралась к нему. В своих коротких письмах он много о себе не рассказывал. Отговаривал меня: «Мама, не приезжай в Лангепас».

«Но я все-таки поехала…, - делится она. - Не представляла, что люди могут жить в таких условиях: комнату продувало всеми ветрами, дверь едва держалась, вода из крана — ржавая. А он все равно в наглаженной рубашке при галстуке. Впрочем, дома он почти не бывал: спал на заднем сидении машины два-три часа — и снова на промыслы».

Младший брат Наиль МАГАНОВ, приезжал в Лангепас с бригадами специалистов: газорезчиков, ремонтников, каротажников…Сейчас он генеральный директор ПАО «Татнефть», а в 1985 г. — мастер по добыче нефти и газа «Татнефти».

«Дела там, в «Урьевнефти», действительно обстояли неважно, - отмечал он. - Все было в провале: дисциплина труда, ремонтная база, транспорт, оснастка, быт… Никаких традиций и культуры производства. При тяжелейших погодных и природных условиях — сплошные болота. При этом нефтяникам пришлось не только добывать нефть, но и строить новый город».

ЗВЕЗДА ПОКАМАСА

В августе 1985 года было принято постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР «О комплексном развитии нефтяной и газовой промышленности в Западной Сибири в 1986 — 1990 гг.». Это совпало с Указом Президиума Верховного совета РСФСР от 15 августа 1985 года об отнесении рабочего поселка Лангепаса к категории городов окружного подчинения.

В декабре того же года в Лангепасе была образована городская партийная организация. Первым секретарем горкома КПСС избран председатель Нефтеюганского горисполкома Анатолий ГРИГОРЬЕВ. Вторым секретарем — перешедший на партийную работу начальник «Урьевнефти» Шафраник.

Возглавить «Урьевнефть» доверили Маганову, и не ошиблись. 1 мая 1986 года газета «Звезда Лангепаса», сообщила: «На 38 дней раньше запланированного срока началась промышленная эксплуатация Покамасовского месторождения.»

«Больше запомнилась придуманная Магановым поговорка, — вспоминал Григорьев. — Кто прошел Покамас, тому не страшны Нивагаль и Чумпас. Освоение Покамаса, сложнейшего месторождения, расположенного в низменной заполярной зоне, стало во многом результатом организационных и инженерных решений Маганова».

КТО ПРИВЕДЕТ В ПОРЯДОК ГОРОД? МЫ!

Кроме производственных проблем, в обязанности начальника НГДУ и его заместителя по капитальному строительству Семена РОЗЕНБЕРГА входило решение социально-бытовых вопросов.

«На балансе нашего ЖКХ — 221 тысяча кв. метров жилой площади, из них 67 — в деревянном исполнении, — докладывал Розенберг. - Кроме того, десять общежитий, четыре детских сада, другие объекты соцкультбыта. В сырой болотистой местности здания быстро ветшают: 15 из 99 домов требуют капремонта. Остальным 84 домам нужен текущий ремонт. Промерзают стены, текут крыши, нуждаются в замене внутренние инженерные сети.
Маганов:
— Кто проведет этот ремонт? — Сам отвечает: — Мы!»

Розенберг продолжает:
— В городе много бытового мусора. А в УТТ (управление технологического транспорта) только девять мусоровозов, хотя для нормальной санитарной очистки улиц и дворов требуется 12.
Маганов: — Кто его уберет? Мы!
Маганов:
— Как часто меняют постельное белье?
Розенберг:
— Один раз в месяц. Имеющаяся в городе прачечная может стирать для общежитий только одну тонну белья в месяц при потребности 22,7 тоны. Маганов:
— Значит, будем строить банно-прачечный комбинат. Строительство социально-культурных объектов было рассчитано по проекту для нужд поселка, а мы уже год как город. А что с питьевой водой?
Розенберг:
— Отпускаем воду по графику. В следующем 1987 году запланировано строительство первой очереди водоочистных сооружений.

ЛОТОС – СИМВОЛ БОЛОТ

В 1986 году боец студенческого строительного отряда «Монолит» Белорусского института народного хозяйства Виктор ХМАРУК написал стихотворение:
…Средь тайги и болот,
Словно в сказочном сне,
Новый город встает
На тюменской земле.
Город сильных людей,
Закаленных в труде,
Тех, кто с первых же дней
Добыл славу себе.
Кто с рассветом вставал,
Не смыкал ночью глаз
И воздвиг пьедестал
Для тебя — Лангепас.

14 декабря 1987 года начальник «Главтюменнефтегаза» — заместитель Миннефтепрома СССР Валерий ГРАЙФЕР  объявил о создании в Лангепасско-Покачевском нефтяном регионе ПО «Лангепаснефтегаз» с возвращением его в систему «Главтюменнефтегаза». Начальником нового объединения назначили Шафраника, а главным инженером — Равиля Маганова.

За успехи, достигнутые в освоении нефтяных месторождений, наращивании добычи нефти в Тюменской области» Шафраник и Маганов награждены орденами Дружбы народов и «Знак Почета».
А символом «болотного» этапа 40-летней истории Лангепаса стало скульптурное изваяние субтропического растения — цветка лотоса. Он был подарен городу президентом «ЛУКОЙЛа» Вагитом АЛЕКПЕРОВЫМ в 2001 году.

О том, как начиналось освоение недр Западной Сибири, читайте в ИА Девон статью  «Ики юз элли — уч юз»: как открывали «третий Баку» 
О том, как в ХМАО Тюменской области открывали Самотлорское месторождение, читайте статью «Сибирский сфинкс».


Поиск по теме: ХМАО - Югра, история, Татнефть, Наиль Маганов, Алекперов Вагит, Лукойл, кадры, Белоруссия

 

к следующей новости раздела

28 августа 2020

Нефтяная история Татарстана

к предыдущей новости раздела

11 августа 2020

Как в СССР создавалось новое космическое топливо

к следующей новости главной ленты

24 августа 2020

Дочка Башнефти переедет из Тюмени в Уфу?

к предыдущей новости главной ленты

24 августа 2020

Коронавирус поликарбонату не помеха?