Архив новостей

Январь2022

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

«Нефтяной фронт»

(7 апреля 2020 07:09 , ИА "Девон" )
Великая Отечественная война не могла быть выиграна без победы на «нефтяном поле». Тогда советские нефтяники внесли большой вклад в разгром нацистской Германии. Об этом пишет Эльвира ГАТАУЛЛИНА в «Нефтяных вестях», опираясь на материалы из книги «Байбаков» (автор М.В. Славкина) и некоторые другие источники. ИА Девон приводит статью с сокращениями.
 
МОБИЛИЗАЦИЯ НЕФТЯНКИ
В переломный для СССР период большинство нефтяных районов страны были парализованы, захвачены немцами или законсервированы. Тогда бесценной стала нефть, которую добывали в центральных регионах. Руководство Советского Союза возлагало особые надежды на новые нефтеносные районы — Поволжье, Башкирию  и Татарию. Была поставлена задача: как можно быстрее развернуть здесь эксплуатационное и разведочное бурение, подготовить нефтяные залежи к промышленной эксплуатации.
 
«Развитие нефтедобывающей промышленности на востоке страны сыграло важную роль в укреплении обороноспособности СССР, — говорил нарком нефтяной промышленности СССР Николай БАЙБАКОВ. — В 1942 году фашистские войска устремились к нефтепромыслам Кавказа, пытаясь отрезать страну от важнейших экономических районов, нефтяной базы юга. Нефтяники Куйбышевской области, Башкирской АССР и Татарской АССР приложили все силы к тому, чтобы как можно шире развернуть разведочные работы, увеличить добычу нефти».
 
…Спустя чуть больше двух недель с начала войны при Народном комиссариате нефтяной промышленности был создан специальный штаб по обеспечению фронта горючим. Общая добыча в СССР на тот момент составляла более 33 млн тонн (это сопоставимо с сегодняшним уровнем добычи в Татарстане – прим. ИА Девон).
В 1940 году добыча черного золота между реками Волгой и Уралом составляла 1,8 млн тонн. Она была сосредоточена в Башкирии. 
Поэтому одним из центров нефтяной эвакуации стала Уфа. Там временно разместился Наркомнефть. Туда же был перебазирован нефтяной институт им. Губкина. Всю отрасль перевели на 12-часовой рабочий день до конца войны, без выходных и отпусков.
 
ПРОВАЛИВШИЙСЯ БЛИЦКРИГ И ТОПЛИВНЫЙ ГОЛОД
Для немцев эта война должна была стать очередным блицкригом. Так уже было в Польше, Бельгии, Голландии и т.д. Но вскоре появились тревожные знаки. На плохих дорогах и пересеченной местности транспортные средства потребляли значительно — иногда вдвое — больше горючего, чем ожидалось. В августе 1941 года германские генералы предложили Гитлеру нанести основной удар по Москве. Фюрер отказался.
 
«Наиболее важным перед наступлением зимы является не взять Москву, — говорилось в его директиве от 21 августа, — а захватить Крым и промышленный угледобывающий район на реке Донец, а также не допустить поставок нефти для Красной армии из Кавказского региона».
Вермахт должен был взять Баку. Позднее Гитлер передумал и решил все-таки ударить по Москве. Однако время было упущено.
Немцы добрались до пригородов советской столицы лишь в середине осени 1941 года. Там они и увязли — грязь, снег, холода, недостаток топлива! А 5-6 декабря началось первое успешное советское контрнаступление.
 Кто знает, как сложилась бы судьба войны, направь Германия главные силы все-таки на юг?! С того момента топливо для Третьего рейха — одна из ключевых проблем.
 
ТЕХНОЛОГИИ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ
А в это время советские нефтяники творили чудеса. В те суровые дни 41-го, несмотря ни на что, они не допустили обвального падения добычи нефти. В первый год войны удалось, казалось бы, невероятное. По итогам 1941 года Советский Союз добыл 33 млн тонн — рост составил 6%. Главный нефтедобывающий район — Баку — вышел на рекордные показатели, увеличив производство до 23,5 млн тонн!
 
Нефтяники работали сутками, недосыпая, получая скудный продовольственный паек. И это с их-то физическими нагрузками! Ушедших на фронт мужчин заменили их жены.
Не боялись женщины никакой работы — трудились даже в бурении! У кого не было сил, шли в бригады по добыче нефти, на тракторные базы, нефтеперекачивающие станции.
 
«Бороться за нефть так, как сражаются героические защитники Москвы!» — говорили бакинские нефтяники. И это не были пустые слова. Бурили, добывали и транспортировали нефть в условиях жесточайшего дефицита оборудования. Не отчаивались, искали, находили выходы, на первый взгляд, из тупиковых ситуаций.
 
Так, в один «прекрасный» день в Баку закончились трубы. К Байбакову обратились с предложением: снарядить водолазные работы в районе острова Артем, обшарить дно. Байбаков хорошо знал о проводившихся там в свое время работах. Нашел водолазов, спецоборудование. Приступили к «операции». Со дна было поднято столько железного хлама! А самое ценное — заброшенный трубопровод. Поднятые трубы быстро отремонтировали и пустили в дело — а это новые скважины, дополнительные объемы нефти, тонны драгоценного горючего!
 
После неудачи под Москвой, где вермахт понес серьезные потери, Гитлер решил обратить внимание на юг. Он сосредоточил усилия на взятии Кавказа с выходом к нефтепромыслам Баку. В начале 1942 года германское командование приступило к подготовке операции «Эдельвейс».
 
В это время советские нефтяники всеми силами старались поднять отечественную нефтепромышленность. Еще никогда так широко не разворачивалось движение рационализаторов и изобретателей, разработки и испытания которых применялись на всех нефтяных комбинатах СССР.
 
Многие инновационные методы, внедренные в военные годы, обеспечили Советскому Союзу прорыв в промышленности и в послевоенный период.
Так, в начале 40-х годов было запущено наклонно-направленное турбинное бурение для прохождения крепких пород, характерных для месторождений «Второго Баку». В апреле 1942 года здесь был испытан многоступенчатый турбобур. Его создатели позже удостоились Сталинской премии.
 
Пока нефтяники решали задачи по обеспечению фронта нефтью, немецкие войска продвигались все ближе к промыслам. Летом 1942 года после захвата Ростова танковые части вермахта устремились в северокавказские степи, приблизились к Кавказу и Кубани.
 
РАССТРЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ
В один из июльских дней 1942 года Байбаков был вызван в Кремль. Сталин неторопливо пожал ему руку, спокойно посмотрел в глаза и негромким, вполне будничным голосом проговорил:
— Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что, если не захватит нефть Кавказа, проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам.
 
И, чуть-чуть ужесточив голос, добавил:
— Имейте в виду, если вы оставите немцам хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но, если вы уничтожите промыслы преждевременно, а немец их так и не захватит, и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем.
 
После этого под руководством Байбакова был сформирован план: при возможном приближении врага к нефтяным промыслам произвести демонтаж ценного оборудования и вывезти его. Малодебитные скважины планировалось вывести из строя, а особо богатые промыслы уничтожить при самых крайних обстоятельствах.
 
В срочном порядке Байбаков с группой специалистов-нефтяников и работников Наркомата внутренних дел вылетел в Краснодар. Фронт приближался с каждым днем! Нельзя было терять ни минуты. Ближе к фронту оказались апшеронские промыслы. Их надо было уничтожить в первую очередь. Сначала ликвидировали нефтеперекачивающие и компрессорные станции, потом скважины. А электростанцию взрывали уже под пулеметным огнем врага.
 
«Трудно передать состояние людей, взрывавших то, что недавно создавалось своими руками, — вспоминал Николай Константинович. — При подрыве первых компрессорных станций невозможно было сдержать слез, но мы понимали — врагу не должна достаться нефть».
Спешно эвакуировалось оборудование, а то, что не удавалось вывезти, было уничтожено. Горели промыслы Майкопа, были взорваны НПЗ в Краснодаре и Туапсе, разрушены нефтепроводы.
 
БИТВА ЗА НЕФТЬ ГИТЛЕРОМ БЫЛА ПРОИГРАНА
В связи с угрозой вторжения были демонтированы нефтепровод Баку — Батуми, Батумский нефтеперерабатывающий завод. Уже в начале августа 1942 года все работы по ликвидации промысловых объектов были закончены. В короткие сроки вывезли буровые станки в комплекте с бурильными трубами и соответствующим инструментом.
Отправлен весь геологический материал, откомандированы практически все геологи и частично инженеры других специальностей. Почти за полгода оккупации врагу не удалось восстановить ни одной скважины.
 
В октябре 1942 года жестокие бои развернулись в Грозном. Из-за бомбардировок были разрушены здания и сооружения, горели резервуары с нефтью, вышли из строя около 100 скважин. Захватить район или вывести его полностью из эксплуатации противнику не удалось.
 
19 ноября 1942 года советские войска перешли в контрнаступление под Сталинградом. Битва за нефть Гитлером была проиграна. С этого времени нефтяной голод все чаще станет нарушать победоносные планы Третьего рейха. Военная нацистская машина еще исправно выпускала танки и самолеты, но без горючего моторы были мертвы…
 
А 25 июля 1943 года на Шугуровской  роторной скважине № 1 (Татарская АССР – прим. ИА Девон), бурившейся бригадой мастера Г. Хамидуллина, с глубины 648 метров ударил нефтяной фонтан с дебитом 8-10, а позднее и 20 т в сутки. 

Поиск по теме: история, Татарстан нефтедобыча, Башкирия ТЭК, Волго-Уральская нефтегазоносная провинция

 

к следующей новости раздела

13 апреля 2020

Доказана рентабельность добычи биометана из Азовского моря

к предыдущей новости раздела

23 марта 2020

От каспийских парусников до речных дизельэлектроходов

к следующей новости главной ленты

7 апреля 2020

«Газпромнефть-Оренбург» добыл 20-миллионную тонну нефти

к предыдущей новости главной ленты

6 апреля 2020

«Газпром нефть» прекратила сотрудничество с фестивалем уличного искусства «Стенограффия»