Архив новостей

Октябрь2022

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

ТАНЕКО как удачный пример импортозамещения

(14 марта 2022 14:38 , ИА "Девон" )
Санкции не приведут к полной остановке проектов в нефтепереработке, даже если они основаны на зарубежных технологиях. Наша промышленность может заместить многие из них, считает гендиректор московского ООО «Оргнефтехим-Холдинг» Александр БАБЫНИН, бывший глава ТАИФ-НК и топ-менеджер из орбиты «Татнефти». Информагентство «Девон» приводит в изложении его интервью для издания «Бизнес Онлайн».

МОЖНО ЛИ ОТОЗВАТЬ ЛИЦЕНЗИЮ 

Сегодня российская нефтехимия зависит от импорта запчастей для нефтехимического оборудования, катализаторов, реагентов и присадок. Какие-то аналоги их есть и в России, и в Азии, отмечает Бабынин. Есть зависимость и от лицензий на западные технологии.

«Проблема использования лицензионных прав на интеллектуальную собственность из недружественных стран уже решена у нас на высшем государственном уровне, поэтому с производством в любом случае проблем не будет», - считает он.

Многое зависит от того, как прописано лицензионное соглашение, поясняет глава нефтесервисной компании. Если оговорена «полностью оплачиваемая лицензия», за которую единовременно или несколькими платежами вносится лицензионный платеж, то лицензиар задним числом уже ничего не может запретить. Лицензиар может лишь заблокировать передачу обновлений технической информации, прекратить техническую поддержку.

«Для некоторых процессов же практикуются running royalties — набегающие лицензионные платежи, которые перечисляются лицензиару с каждой тонны производимой продукции, - отмечает эксперт. - Подобный подход иногда практикуется в химии, в нефтепереработке на нашей практике не встречался. Может ли лицензиар отозвать такую «набегающую» лицензию, зависит от условий лицензионного соглашения».

Отдельная проблема может возникнуть, если «полностью оплачиваемая лицензия» не выплачена либо прекращены набегающие лицензионные платежи. Например, из-за проблем с банками.

«При продаже этой продукции в недружественные страны у лицензиаров, возможно, будут права и возможности заблокировать такие продажи, может быть даже арестовать эту продукцию, - считает Александр Бабынин. - Если рассматривать сценарий глобального торгового эмбарго, то, скорее всего, продаж в данные страны и не будет. Производители окажутся вынуждены переориентироваться на другие рынки, где этот вопрос не является столь значимым».

Гендиректор «Оргнефтехим-Холдинг» приводит нефтеперерабатывающий комплекс «Татнефти» ТАНЕКО как удачный пример импортозамещения. Здесь уже строили на базе импортного проекта российские на 97–100% установки.
«По лицензии и базовому проекту Shell сделана установка гидроочистки, на 97% укомплектованная российским оборудованием, - говорит он. - Соответственно, с отечественным оборудованием практически нет проблем».

РАЗВИТИЕ МАЛОЙ ХИМИИ — ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ 4% ВВП 

«Многие запчасти и комплектующие локализовать вполне возможно, - высказывает мнение Бабынин. - Ранее они не выпускались только потому, что их дешевле было купить по импорту. К примеру, торцы производятся и в Китае, и у нас. Сейчас, при падении курса российской валюты, отечественное производство получает дополнительные конкурентные преимущества».
Основные проблемы могут возникнуть «в моменте», когда еще не налажены поставки запчастей.

«Что касается реагентов, катализаторов и присадок, - говорит он. - Уже в Татарстане приняли программу развития малой химии. И в послании президента России в прошлом году было сказано: надо заниматься малой химией, но движение оставалось все еще медленным. Сложилась ситуация, когда мы все вынуждены будем заниматься этим вопросом. В моменте это сложности. А стратегически — огромный рывок для российского государства, ведь потенциал развития малой химии — дополнительные 4% ВВП.

На предприятиях нефтегазохимического комплекса Татарстана реализуется ряд значимых проектов. Например, «Казаньоргсинтез» строит производство сэвилена по японской технологии Sumitomo Chemical (подробнее об этом проекте читайте в материале ИА «Девон»).

В таки случаях необходимо разобраться, заложил ли лицензиар реально уникальное оборудование. Если да, то, вероятно, этот проект придется приморозить на какое-то время, считает Александр Бабынин. Но, имея базовый проект, нужно проработать варианты независимого конструирования и изготовления оборудования.

«Что тут импортного? Первое — лицензия, - поясняет спикер. - Тебе должны разрешить производить по лицензируемой технологии определенное количество сэвилена. В соответствии с этой лицензией происходит передача строителю базового проекта, куда заложены все ноу-хау, расчеты и модели». 

«Второе — есть определенный набор импортного оборудования, которое лицензиар при продаже лицензии обязует использовать, - продолжает глава «ОНХ-Холдинга». - Как правило, это оборудование поставляется по завышенной цене. Следующее — катализаторы, которые может производить лицензиар, либо ограниченный круг одобренных им производителей».

«Теоретически все, что за пределами этого списка, могут сделать отечественные производители, что мы и доказали на практике в Республике Татарстан, - подчеркивает эксперт. - ЭЛОУ-АВТ-6 — это на 100% наш проект от начала и до конца, гидроочистка — на 97%».

ЗАПАС ПРОЧНОСТИ НОРМАЛЬНЫЙ 

«Лицензиар закладывает в данный пакет свое ноу-хау, благодаря чему получает возможность продавать некоторые единицы оборудования бесконкурентно и с высокой маржой, - считает Бабынин. - Можно на свой страх и риск изготовить самостоятельно или заказать у отечественного производителя аналог по чертежам или эскизам из предоставленного лицензиаром проекта, но тогда лицензиар снимет гарантии».

У всех нефтехимических предприятий Татарстана сейчас есть сложности с катализаторами, реагентами и запчастями, так как нет аварийных запасов катализаторов. Особенно это касается уникальных катализаторов, заявляет он.

«Из-за отсутствия запчастей и реагентов какие-то процессы встанут, если не успеют быстро перестроиться и найти альтернативных поставщиков из России или Азии, - говорит Бабынин. - Но это вызов, который надо принять. Нормальный у нас запас прочности».

«И проблема, и счастье наши в том, что уникальных процессов в нефтехимии практически нет, - делает вывод эксперт. - Они широко распространены, а значит, есть немалый спектр выбора поставщиков. До малой химии, которая уникальна, мы еще не дошли. Но, когда до нее доберемся, нас все равно туда будут усиленно не пускать. Эта отрасль — инновационная и высокомаржинальная. Так что начнем малотоннажную химию создавать сами».

Справка ИА «Девон». 
После начала военной операции России в Украине Евросоюз и США ввели ряд санкций. Так, ЕС запретил использовать европейское оборудование на российских НПЗ, а США запретили новые инвестиции в российский энергетический сектор. 

Александр Бабынин родился в 1972 г. В 1994 г. окончил Приазовский государственный технический университет по специальности «Теплофизика, автоматизация и экология тепловых агрегатов в металлургии». В 1994г. стал работать инженером-экологом НПП «Донбассэкология» в городе Мариуполь. В 2006-2011 годах возглавлял ОАО «ТАИФ-НК» (Нижнекамск). С 2011г. Бабынин является директором ООО «ИНКО-ТЭК» и «Оргнефтехим-Холдинг».

ТАНЕКО стал первым на постсоветском пространстве масштабным проектом в сфере нефтепереработки. В результате в чистом поле появился первый в РФ современный НПЗ с глубиной переработки 99,2%. 
К его созданию «Татнефтью» были максимально привлечены отечественные проектные, строительные, монтажные организации, производители материалов и оборудования. На сегодняшний день 90% оборудования ТАНЕКО изготовлено в России.
«Теперь есть свои строители, разработчики, и все установки, которые здесь построены, могут тиражироваться на объектах в масштабах страны и за рубежом», - заявил в декабре 2021 года президент Татарстана Рустам МИННИХАНОВ.
О том, как «Татнефть» получила бесценный опыт при создании ТАНЕКО, который намерена тиражировать, читайте в статье «Свой инжиниринг».
Кроме того, на ТАНЕКО внедрена уникальная система управления технологическими процессами - DPA (Digital Plant Automation). Это одна из первых таких отечественных разработок подобного уровня на рынке РФ, считает генеральный директор ТАНЕКО Илшат САЛАХОВ. АСУТП создана специалистами «Татнефти» на базе отечественного контроллера серии Regul R500 фирмы «Прософт-Системы» из Екатеринбурга. По его словам, компания готова предоставить технологию любым предприятиям нефте- и газопереработки, нефтегазохимии и другим для автоматизации процессов — от проектирования до ввода в эксплуатацию и дальнейшей производственной поддержки».


Поиск по теме: ТАНЕКО, Кризис, Казаньоргсинтез, модернизация НПЗ, Оргнефтехим-Холдинг, Оборудование, Татнефть НПЗ, катализатор

 

к следующей новости раздела

17 марта 2022

На производстве моторных масел ТАНЕКО внедрили интеллектуальную систему учета

к предыдущей новости раздела

10 марта 2022

Самарские НПЗ модернизируют оборудование и повышают энергоэффективность

к следующей новости главной ленты

14 марта 2022

Шинный Bridgestone вслед за Continental приостанавливается в РФ

к предыдущей новости главной ленты

14 марта 2022

Турецкого подрядчика ТАИФа подозревают в неуплате в бюджет миллиарда рублей