Архив новостей

Август2022

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Санкции ЕС могут затормозить модернизацию нефтегазохимии в РФ

Настал час российских проектных институтов.

(2 марта 2022 13:23 , ИА "Девон" )
Российская нефтепереработка столкнется с серьезными вызовами на фоне введения санкций Евросоюза, которые запрещают использование европейского оборудования. Об этом сообщает «Коммерсант» в статье «НПЗ остаются без запчастей». 

УДАР ПО ЛИДЕРАМ ОТРАСЛИ? 

В первую очередь речь идет о вторичных процессах нефтепереработки, необходимых для получения качественных светлых нефтепродуктов и сырья для нефтехимии. Европейским компаниям запрещено напрямую или косвенно продавать, поставлять, передавать или экспортировать подобные технологии и оборудование. Взаимодействие по уже заключенным контрактам должно быть завершено до 27 марта.

В список попали установки алкилирования и изомеризации, производства ароматических углеводородов, каталитического риформинга и каталитического крекинга, замедленного коксования, гидрокрекинга, технологии производства водорода и гидроочистки. До сих пор западные секторальные санкции ограничивали нефтегазовым компаниям привлечение долгосрочного финансирования, а также технологий и оборудования для шельфовых проектов и добычи сланцевой нефти.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер ЛЯЙЕН заявила, что новые санкции сделают невозможной модернизацию российских нефтеперерабатывающих заводов. В 2021 году крупнейшие нефтекомпании заключили с Минэнерго соглашения о строительстве углубляющих процессов на 14 НПЗ. В обмен на инвестиции в размере не менее 50 млрд руб. на каждый проект государство дает компаниям крупную субсидию через обратный акциз на нефть.

Минэнерго оценивало общий объем инвестиций в рамках программы в 1 трлн. руб. Так, ЛУКОЙЛ должен был завершить модернизацию Нижегородского НПЗ в 2021 году, Пермского — к 2026 году. «Газпром нефть» должна достроить установку замедленного коксования (УЗК) на Омском НПЗ в 2022 году, еще две установки — на Московском НПЗ к 2025 году.

Наиболее болезненно санкции могут отразиться на «Роснефти», которая должна в 2023–2026 годах построить семь установок. Она является крупнейшим нефтепереработчиком в стране и одним из крупнейших переработчиков на рынке Германии. В конце 2021 года она нарастила долю в немецком НПЗ РСК почти до 92%. В прошлом году «Роснефть» переработала 106 млн тонн нефти, в том числе 11 млн тонн в Германии. У ЛУКОЙЛа есть четыре НПЗ в Румынии, Болгарии, Италии и Нидерландах с общей мощностью переработки 40 млн тонн в год.

Решение ЕС распространяется на заключение сделок с компаниями в России или для использования в России, отмечает руководитель международной практики коллегии адвокатов Delcredere Андрей РЯБИНИН. Конкретного запрета относительно европейских НПЗ российских компаний нет. Однако, учитывая возможность передачи последними товаров и технологий в Россию, европейские компании могут ограничить заключение таких сделок, считает юрист.

В Минпромторге заявили, что в России с 2014 года ведется работа по импортозамещению в отрасли нефтегазового машиностроения. Российскими предприятиями освоен серийный выпуск основной номенклатуры емкостного, реакторного и теплообменного оборудования, насосов, компрессоров, сепараторов для нефте- и газоочистки, а также катализаторов для нефтепереработки.

«Что касается уникальной, не имеющей аналогов продукции, то промышленность в кооперации с российскими научно-проектными институтами готова продолжить эффективное взаимодействие с заказчиками и разрабатывать необходимое оборудование по их требованиям»,— заявили в министерстве.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ ПОД УГРОЗОЙ 

Если новые санкции затронут действующие контракты, то можно ожидать корректировки планов по модернизации российских НПЗ вплоть до ее заморозки, считает глава Центра отраслевых исследований Андрей КОСТИН. Он подчеркивает, что РФ в значительной степени зависит от европейских лицензий на технологии для вторичной переработки.

По его мнению, под угрозой доступ к технологии каталитического риформинга CCR, каталитического крекинга FCC, замедленного коксования, гидрокрекинга вакуумного газойля, производства ароматических углеводородов. При этом по собственно оборудованию критической зависимости либо нет, либо его можно заменить аналогами.

Российские нефтекомпании зависимы от импортного софта для систем управления. В результате санкции могут поставить крест на дальнейшей цифровизации, полагает он. Поскольку техническое обслуживание тоже запрещено, возникает вопрос, что делать с новыми установками, которые сейчас на гарантиях и под поставками проприетарных (находящихся под защитой лицензии) катализаторов. Такие проекты могут остановиться.

Прим. Информагентства «Девон»: Именно по этой причине Роснефть переводит свои НПЗ на катализаторы собственного производства.
А «Газпром нефть» создает производство реагентов для каткрекинга, гидроочистки и гидрокрекинга.

По мнению экспертов, большинство технологий нефтепереработки в России или освоены национальными производителями, или доступны в странах, не вводивших санкции. На рынке отмечают, что на данный момент наибольшей проблемой может стать недоступность проприетарного оборудования, катализаторов, контактных устройств, а также витых теплообменников.

Александр ГАДЕЦКИЙ из Engineering & Consulting PFA Alexander Gadetskiy, говорит, что большинство российских нефтекомпаний уже завершили свои проекты модернизации НПЗ. Планирующиеся проекты, большинство которых — у «Роснефти», еще не стартовали. Основные технологии, которые приходится покупать за рубежом,— это гидрокрекинг, алкилирование и некоторые технологические узлы каткрекинга.

Гендиректор «Инфо-ТЭК» Тамара КАНДЕЛАКИ напоминает, что технологию коксования может разрабатывать башкирский Институт нефтехимпереработки, риформинга — «Ленгипронефтехим». Изомеризацию освоил НПП «Нефтехим» (Краснодар), каткрекинг — Всероссийский Научно-Исследовательский институт по переработке нефти (ВНИИНП). Канделаки отмечает, что есть отечественная технология алкилирования авторства Института нефтехимического синтеза (ИНХС) имени Топчиева. Однако алкиран на твердых катализаторах еще нигде не внедряли.

ПЛАЧЕВНАЯ СИТУАЦИЯ В НЕФТЕХИМИИ 

Пока неясно, коснулись ли европейские санкции напрямую нефтехимического сектора. На данный момент из химических процессов в списке значится только трансалкилирование ароматики. Крупнейшими проектами в сфере нефте- и газохимии являются Амурский ГХК СИБУРа мощностью 2,7 млн тонн полимеров в год. Основное оборудование по нему уже закуплено. Стоит отметить также проект Газпрома и Русгаздобычи по производству 3 млн тонн полимеров на Балтике, проект «Этилен-600» на Нижнекамскнефтехиме.

Среди крупных проектов – производство полимеров в «Иркутской нефтяной компании» (годовая мощность - 650 тыс. тонн) а также на «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтезе» (его мощность составит 500 тыс. тонн в год, писал ранее ИА «Девон»). Для этих крупнейших проектов компании большую часть оборудования уже закупили, а остальные проекты могут быть сдвинуты. Александр Гадецкий считает, что нефтехимический сектор более уязвим, чем нефтепереработка. У российской промышленности нет компрессоров, печей пиролиза и технологий массообмена.

Тамара Канделаки согласна, что «российский нефтехимический отраслевой институт в плачевнейшем состоянии». Она добавляет, что может возникнуть дефицит реагентов, в частности N-метилпирролидона, который поставляет немецкий BASF. Он используется, в частности, для восстановления бутадиенов и ацетиленов.

По мнению Александра Гадецкого, есть советская технология метилпирролидона, которая по процессу не хуже аналогов. «Установка проектируется за три месяца и строится за полгода»,— отмечает эксперт. При этом, по его мнению, даже в текущей ситуации не нужно делать все технологии самим. Например, если технологию пиролиза теперь нельзя закупить у Linde, всегда можно получить ее реплику из других стран.

Источник издания в отрасли отмечает, что большинство решений в секторе нефтепереработки действительно могут предоставить российские проектные институты. Однако нефтекомпании до этого отказывались покупать их, предпочитая западные технологии. Другие собеседники отмечают, что в ближайшее время компаниям предстоит заново оценить рынки сбыта по всем продуктам, делая упор на дружественные страны (в основном — Азию). Главным принципом должен быть полный контроль над всей цепочкой от производства до сбыта.

Поиск по теме: Кризис, модернизация НПЗ, Роснефть НПЗ, ЛУКОЙЛ НПЗ, Газпром нефть, катализатор, Оборудование, IT, Минпромторг, импортозамещение, Ароматика, полимеры

 

к следующей новости раздела

2 марта 2022

Новошахтинский НПЗ увеличит выпуск серы

к предыдущей новости раздела

28 февраля 2022

ТАНЕКО продолжит модернизацию, несмотря на санкции

к следующей новости главной ленты

2 марта 2022

Бесконтактная оплата на АЗС стала проблемной

к предыдущей новости главной ленты

2 марта 2022

В Москве обсудят модернизацию нефтегазового комплекса в условиях санкций