Архив новостей

Декабрь2022

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Послевоенный штурм нефтяных глубин

Как после Великой отечественной возрождали и поднимали отрасль на новую высоту.

(29 августа 2022 06:06 , ИА "Девон" )
Сегодня отечественная нефтегазовая отрасль переживает переломный момент. Это связано с нестабильной политико-экономической обстановкой в мире, санкциями, старением основных месторождений нефти… Однако в истории ТЭК бывали времена, когда отрасль приходилось возрождать буквально из пепла. Об этом пишет «Нефтянка» в своих статьях. Информагентство «Девон» приводит подборку из этих материалов с некоторыми сокращениями.

ВРЕМЯ НЕФТЯНЫХ «ГИГАНТОВ».

При всех героических усилиях советских нефтяников война нанесла огромный ущерб отрасли. Так, по итогам победного 1945 года было добыто 19,5 млн тонн нефти — на 38% меньше, чем в предвоенном 1940 году. Эксплуатационное бурение составляло менее двух третей от довоенного уровня. Выпуск нефтепромыслового оборудования снизился драматически, до 9% от показателя 1940 года. Этот минимум объяснялся тем, что все машиностроительные заводы были переведены на выпуск военной продукции.

С нефтепереработкой дела обстояли тоже непросто. Существенно затягивалось восстановление заводов, находившихся на оккупированной территории. Например, Одесский НПЗ вместо трех лет, предусмотренных планом, восстанавливался более 5 лет. В ходе его эвакуации основное оборудование было вывезено в Поволжье, а вся заводская инфраструктура, включая резервуарный парк — взорвана.

В феврале 1946 года Иосиф Сталин поставил перед отраслью перспективную задачу: «Нам нужно добиться того, чтобы наша промышленность могла производить ежегодно… до 60 млн тонн нефти. На это уйдет, пожалуй, три новых пятилетки, если не больше».

На следующий день министр нефтяной промышленности СССР Николай Байбаков, пребывая в глубоком волнении, позвонил Лаврентию Берия, куратору советской нефтянки:
— Кто дал Сталину такие цифры? Есть какие-нибудь расчеты?
— Не твое дело! – ответил Берия. — Тебе генеральный что сказал? Вот теперь думай и делай, чтобы эти шестьдесят миллионов были!

Штурмовать новые сияющие высоты советская нефтянка начала с Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. Ее контуры, предсказанные выдающимся геологом Павлом Преображенским, возникли в годы войны. Этот новый перспективный район представлял собой широкую полосу, вытянутую по меридиану от линии Киров — Пермь до линии Волгоград — Оренбург. Площадь этой территории — около 700 тыс. кв. км — существенно превосходит размер любой европейской страны.

Основания для оптимизма у нефтяников были — геологические «подарки» появлялись здесь с завидной регулярностью. Так, в победном 1945 году было открыто огромное Мухановское месторождение в Куйбышевской области, в 1946 — Бавлинское в Татарской АССР, в 1948 — Арчединское в Волгоградской области. Особое значение имело открытие в июле 1948 года недалеко от города Бугульма в Татарии первого в СССР супергигантского месторождения — Ромашкинского, с извлекаемыми запасами нефти 3 млрд тонн! Невероятная «Ромашка» стала одним из крупнейших нефтяных месторождений мира (об этом подробнее читайте в материале ИА «Девон»).

Практически сразу после этого исторического события было создано мощное объединение «Татнефть» в составе двух нефтедобывающих управлений, бурового и строительно-монтажного трестов, а также проектно-технологической конторы. Уже в 1956 году «Татнефть», самое молодое нефтедобывающее предприятие страны, добыв 18 млн тонн нефти, вышло на первое место в отрасли. К этому времени весь Волго-Уральский регион, добывая 75 млн тонн нефти в год, обеспечивал около 60% общесоюзной нефтедобычи. Так «второй Баку», по сути, стал первым.

По достоинству оценив запасы и перспективы разработки гигантской Ромашки, партия и правительство в сентябре 1949 года приняли решение о строительстве на территории нового нефтяного района сразу нескольких крупных НПЗ. Они были построены в Перми, Сызрани, Волгограде, Саратове, Кстово (Горьковская область) и ряде других городов. Для выполнения этой задачи в структуре ГУЛага был создан специализированный главк — Главное управление лагерей по строительству нефтеперерабатывающих заводов и предприятий искусственного жидкого топлива МВД СССР.

НЕФТЬ БЫЛА ДЕШЕВЛЕ «ПОЛЛИТРОВКИ».

Вскоре заключенные Главспецнефтестроя развернули широкий фронт работ. В качестве «полезной нагрузки» они получили спецзадание — достроить особо важный и образцово-показательный объект — комплекс зданий МГУ на Ленинских горах. В конце 1950-х годов все запланированные НПЗ, предназначенные для переработки местного сырья, были пущены в эксплуатацию.

Безусловное лидерство в нефтянке Урало-Поволжье удерживало более 20 лет, вплоть до середины 1970-х годов. Тогда вышел на проектную мощность уникальный западно-сибирский Самотлор. При этом не только в Татарии, Башкирии и Куйбышевской области, но и в других регионах провинции была как минимум одна «жемчужина», устойчиво дававшая несколько миллионов тонн нефти в год. Скажем, в Пермской области основным источником «нефтяного изобилия» было Ярино-Каменноложское месторождение, в Волгоградской – Коробковское.

Важно отметить, что себестоимость нефти Урало-Поволжье была гораздо ниже, чем в других регионах страны. Так, по состоянию на 1961 год, когда в СССР произошла денежная реформа, себестоимость тонны сырой нефти «второго Баку» находилась в диапазоне от 1 руб. 33 коп. в Татарии до 3 руб. 74 коп. в Оренбуржье. Для сравнения — туркменская нефть стоила 4 руб. 23 коп. за тонну, кубанская — 5 руб. 38 коп., азербайджанская — 7 руб. 43 коп. Поллитровая бутылка водки стоила 2 руб. 87 коп.

Нефтяные успехи в Урало-Поволжье привели к тому, что добыча нефти в послевоенные годы в Советском Союзе росла существенно быстрее, чем экономика страны в целом. Как следствие, в топливном балансе СССР произошли поистине революционные изменения. Доля углеводородного сырья в структуре ТЭКа выросла вдвое и вплотную приблизилась к 50%. За послевоенное двадцатилетие СССР в три раза увеличил свою долю в общемировой добыче нефти — с 5,5% в 1945 году до 16% в 1965 году.

Итак, по нефтедобыче СССР прочно занимал второе место в мире (после США) и с большим отрывом лидировал в Европе. В стране была создана мощная сырьевая база для масштабного развития нефтепереработки и органического синтеза, а также для наращивания экспортных поставок в страны социалистического содружества и на глобальные рынки. Нефть стала главным стратегическим сырьем Советского Союза.

ГЕНЕРАЛЬСКИЙ ДЕСАНТ В БАКУ.

В послевоенный период в советской нефтянке, кроме ускоренного развития Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, было еще несколько важных точек роста. Особое место среди них занимали каспийские морские нефтепромыслы. Первым инициатором морской нефтедобычи на Каспии был горный инженер Витольд Згленицкий. В 1896 году, в период активного освоения бакинских нефтепромыслов, Згленицкий разработал проект бурения скважин с искусственного острова в Биби-Эйбатской бухте у побережья полуострова Апшерон.

Этот проект был отклонен, но в 1924 году специалисты треста «Азнефть» построили в бухте Ильича (сейчас — Баил Лиманы) нефтяную платформу на деревянных сваях. Это сооружение, находившееся в 300 метрах от берега на 6-метровой глубине, выглядело вполне солидно. Его площадь составляла около тысячи квадратных метров.

Двадцать лет спустя, сразу же после войны, в акваторию Каспия отправилась геофизическая экспедиция Академии наук Азербайджанской ССР, открывшая морские месторождения Гюргяны и Банка Дарвина. Созданное в 1947 году объединение «Азнефтеразведка» под руководством будущего министра газовой промышленности СССР Сабита Оруджева оконтурило перспективную структуру в районе рифа Черные Камни в 42 км от берега.

14 ноября 1948 года на эту отдаленную каменную гряду высадился морской десант под руководством министра нефтяной промышленности СССР Николая Байбакова — человека, внесшего огромный вклад в развитие советской нефтянки в послевоенный период. Участие руководителя высокого ранга в столь небезопасной операции было крайне необычным для того времени. Но проект, поддержанный на высшем отраслевом уровне, развивался стремительно и успешно.

Ровно через год бригада опытного бурмастера, будущего Героя Социалистического Труда, Михаила Каверочкина получила с глубины около 1000 метров фонтанную нефть с суточным дебитом 100 тонн. В качестве буровой платформы использовался затопленный буксир. Открытое месторождение получило название Нефтяные Камни (Нефт Дашлары). Его начальные извлекаемые запасы составили более 200 млн тонн нефти.

«КАСПИЙСКАЯ ВЕНЕЦИЯ».

Промышленная разработка Нефтяных Камней началась в 1951 году. Первый танкер доставил продукцию месторождения в нефтеналивной порт Дюбенди на Апшероне. На следующий год впервые в мировой практике здесь была построена металлическая эстакада, соединившая искусственные острова — борта затопленных кораблей — списанных буксиров и траулеров Каспийского морского пароходства.

В 1958 году на эстакадах началось возведение поселка — «каспийской Венеции». Были построены нефтесборный пункт, две электростанции мощностью 250 кВт, котельная, очистные установки, 16 двухэтажных общежитий вахтовиков, больница, баня и даже здание филиала Бакинского нефтяного техникума. По эстакадам шло автомобильное движение. На воде возник полноценный поселок городского типа с вахтовым населением около 2 тыс. человек.

В 1960 году Нефтяные Камни посетил советский лидер Никита Хрущев, оперативно решивший несколько наиболее серьезных организационных проблем освоения месторождения. В частности, Никита Сергеевич разрешил на промысле высотное строительство (до 9 этажей) и использование вертолетов для доставки вахты и материально-технического обеспечения.

Все это способствовало существенному росту добычи, которая в 1967 достигла пикового значения — 7,6 млн тонн нефти в год. Нефтяные Камни, дававшие большую часть азербайджанской нефти, стали крупнейшим в мире морским нефтяным месторождением. Но главное – это не добычные рекорды. На Нефтяных Камнях впервые в стране и мире был отработан полный цикл нефтяных офшорных технологий — от геологоразведки до транспортировки сырья по подводному трубопроводу.

Нефтяные Камни стали настоящей школой подготовки инженерно-технических и научных кадров для всех морских нефтепромыслов Советского Союза. Нефтяные Камни и сегодня, спустя почти 70 лет после начала эксплуатации, продолжают активно работать, давая в год более 1 млн тонн нефти.

О том, как в царской России осваивали нефтяные месторождения Баку, можно прочитать в материалах, опубликованных «Информ-Девон».


Поиск по теме: история, Волго-Уральская нефтегазоносная провинция, Ромашкинское месторождение, Татнефть, Подводная нефтедобыча

 

к следующей новости раздела

5 сентября 2022

Мега-газопроводы СССР и шуховские нефтепроводы в Баку

к предыдущей новости раздела

22 августа 2022

Военная перестройка нефтегазовой отрасли

к следующей новости главной ленты

29 августа 2022

Базовые масла дешевеют в России на фоне падения экспорта

к предыдущей новости главной ленты

27 августа 2022

«Высшая школа нефти станет точкой притяжения молодёжи со всего мира» - глава Минобрнауки