Архив новостей

Сентябрь2020

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

«Нефтяной фронт»

(7 апреля 2020 07:09 , ИА "Девон" )
Великая Отечественная война не могла быть выиграна без победы на «нефтяном поле». Тогда советские нефтяники внесли большой вклад в разгром нацистской Германии. Об этом пишет Эльвира ГАТАУЛЛИНА в «Нефтяных вестях», опираясь на материалы из книги «Байбаков» (автор М.В. Славкина) и некоторые другие источники. ИА Девон приводит статью с сокращениями.
 
МОБИЛИЗАЦИЯ НЕФТЯНКИ
В переломный для СССР период большинство нефтяных районов страны были парализованы, захвачены немцами или законсервированы. Тогда бесценной стала нефть, которую добывали в центральных регионах. Руководство Советского Союза возлагало особые надежды на новые нефтеносные районы — Поволжье, Башкирию  и Татарию. Была поставлена задача: как можно быстрее развернуть здесь эксплуатационное и разведочное бурение, подготовить нефтяные залежи к промышленной эксплуатации.
 
«Развитие нефтедобывающей промышленности на востоке страны сыграло важную роль в укреплении обороноспособности СССР, — говорил нарком нефтяной промышленности СССР Николай БАЙБАКОВ. — В 1942 году фашистские войска устремились к нефтепромыслам Кавказа, пытаясь отрезать страну от важнейших экономических районов, нефтяной базы юга. Нефтяники Куйбышевской области, Башкирской АССР и Татарской АССР приложили все силы к тому, чтобы как можно шире развернуть разведочные работы, увеличить добычу нефти».
 
…Спустя чуть больше двух недель с начала войны при Народном комиссариате нефтяной промышленности был создан специальный штаб по обеспечению фронта горючим. Общая добыча в СССР на тот момент составляла более 33 млн тонн (это сопоставимо с сегодняшним уровнем добычи в Татарстане – прим. ИА Девон).
В 1940 году добыча черного золота между реками Волгой и Уралом составляла 1,8 млн тонн. Она была сосредоточена в Башкирии. 
Поэтому одним из центров нефтяной эвакуации стала Уфа. Там временно разместился Наркомнефть. Туда же был перебазирован нефтяной институт им. Губкина. Всю отрасль перевели на 12-часовой рабочий день до конца войны, без выходных и отпусков.
 
ПРОВАЛИВШИЙСЯ БЛИЦКРИГ И ТОПЛИВНЫЙ ГОЛОД
Для немцев эта война должна была стать очередным блицкригом. Так уже было в Польше, Бельгии, Голландии и т.д. Но вскоре появились тревожные знаки. На плохих дорогах и пересеченной местности транспортные средства потребляли значительно — иногда вдвое — больше горючего, чем ожидалось. В августе 1941 года германские генералы предложили Гитлеру нанести основной удар по Москве. Фюрер отказался.
 
«Наиболее важным перед наступлением зимы является не взять Москву, — говорилось в его директиве от 21 августа, — а захватить Крым и промышленный угледобывающий район на реке Донец, а также не допустить поставок нефти для Красной армии из Кавказского региона».
Вермахт должен был взять Баку. Позднее Гитлер передумал и решил все-таки ударить по Москве. Однако время было упущено.
Немцы добрались до пригородов советской столицы лишь в середине осени 1941 года. Там они и увязли — грязь, снег, холода, недостаток топлива! А 5-6 декабря началось первое успешное советское контрнаступление.
 Кто знает, как сложилась бы судьба войны, направь Германия главные силы все-таки на юг?! С того момента топливо для Третьего рейха — одна из ключевых проблем.
 
ТЕХНОЛОГИИ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ
А в это время советские нефтяники творили чудеса. В те суровые дни 41-го, несмотря ни на что, они не допустили обвального падения добычи нефти. В первый год войны удалось, казалось бы, невероятное. По итогам 1941 года Советский Союз добыл 33 млн тонн — рост составил 6%. Главный нефтедобывающий район — Баку — вышел на рекордные показатели, увеличив производство до 23,5 млн тонн!
 
Нефтяники работали сутками, недосыпая, получая скудный продовольственный паек. И это с их-то физическими нагрузками! Ушедших на фронт мужчин заменили их жены.
Не боялись женщины никакой работы — трудились даже в бурении! У кого не было сил, шли в бригады по добыче нефти, на тракторные базы, нефтеперекачивающие станции.
 
«Бороться за нефть так, как сражаются героические защитники Москвы!» — говорили бакинские нефтяники. И это не были пустые слова. Бурили, добывали и транспортировали нефть в условиях жесточайшего дефицита оборудования. Не отчаивались, искали, находили выходы, на первый взгляд, из тупиковых ситуаций.
 
Так, в один «прекрасный» день в Баку закончились трубы. К Байбакову обратились с предложением: снарядить водолазные работы в районе острова Артем, обшарить дно. Байбаков хорошо знал о проводившихся там в свое время работах. Нашел водолазов, спецоборудование. Приступили к «операции». Со дна было поднято столько железного хлама! А самое ценное — заброшенный трубопровод. Поднятые трубы быстро отремонтировали и пустили в дело — а это новые скважины, дополнительные объемы нефти, тонны драгоценного горючего!
 
После неудачи под Москвой, где вермахт понес серьезные потери, Гитлер решил обратить внимание на юг. Он сосредоточил усилия на взятии Кавказа с выходом к нефтепромыслам Баку. В начале 1942 года германское командование приступило к подготовке операции «Эдельвейс».
 
В это время советские нефтяники всеми силами старались поднять отечественную нефтепромышленность. Еще никогда так широко не разворачивалось движение рационализаторов и изобретателей, разработки и испытания которых применялись на всех нефтяных комбинатах СССР.
 
Многие инновационные методы, внедренные в военные годы, обеспечили Советскому Союзу прорыв в промышленности и в послевоенный период.
Так, в начале 40-х годов было запущено наклонно-направленное турбинное бурение для прохождения крепких пород, характерных для месторождений «Второго Баку». В апреле 1942 года здесь был испытан многоступенчатый турбобур. Его создатели позже удостоились Сталинской премии.
 
Пока нефтяники решали задачи по обеспечению фронта нефтью, немецкие войска продвигались все ближе к промыслам. Летом 1942 года после захвата Ростова танковые части вермахта устремились в северокавказские степи, приблизились к Кавказу и Кубани.
 
РАССТРЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ
В один из июльских дней 1942 года Байбаков был вызван в Кремль. Сталин неторопливо пожал ему руку, спокойно посмотрел в глаза и негромким, вполне будничным голосом проговорил:
— Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что, если не захватит нефть Кавказа, проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам.
 
И, чуть-чуть ужесточив голос, добавил:
— Имейте в виду, если вы оставите немцам хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но, если вы уничтожите промыслы преждевременно, а немец их так и не захватит, и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем.
 
После этого под руководством Байбакова был сформирован план: при возможном приближении врага к нефтяным промыслам произвести демонтаж ценного оборудования и вывезти его. Малодебитные скважины планировалось вывести из строя, а особо богатые промыслы уничтожить при самых крайних обстоятельствах.
 
В срочном порядке Байбаков с группой специалистов-нефтяников и работников Наркомата внутренних дел вылетел в Краснодар. Фронт приближался с каждым днем! Нельзя было терять ни минуты. Ближе к фронту оказались апшеронские промыслы. Их надо было уничтожить в первую очередь. Сначала ликвидировали нефтеперекачивающие и компрессорные станции, потом скважины. А электростанцию взрывали уже под пулеметным огнем врага.
 
«Трудно передать состояние людей, взрывавших то, что недавно создавалось своими руками, — вспоминал Николай Константинович. — При подрыве первых компрессорных станций невозможно было сдержать слез, но мы понимали — врагу не должна достаться нефть».
Спешно эвакуировалось оборудование, а то, что не удавалось вывезти, было уничтожено. Горели промыслы Майкопа, были взорваны НПЗ в Краснодаре и Туапсе, разрушены нефтепроводы.
 
БИТВА ЗА НЕФТЬ ГИТЛЕРОМ БЫЛА ПРОИГРАНА
В связи с угрозой вторжения были демонтированы нефтепровод Баку — Батуми, Батумский нефтеперерабатывающий завод. Уже в начале августа 1942 года все работы по ликвидации промысловых объектов были закончены. В короткие сроки вывезли буровые станки в комплекте с бурильными трубами и соответствующим инструментом.
Отправлен весь геологический материал, откомандированы практически все геологи и частично инженеры других специальностей. Почти за полгода оккупации врагу не удалось восстановить ни одной скважины.
 
В октябре 1942 года жестокие бои развернулись в Грозном. Из-за бомбардировок были разрушены здания и сооружения, горели резервуары с нефтью, вышли из строя около 100 скважин. Захватить район или вывести его полностью из эксплуатации противнику не удалось.
 
19 ноября 1942 года советские войска перешли в контрнаступление под Сталинградом. Битва за нефть Гитлером была проиграна. С этого времени нефтяной голод все чаще станет нарушать победоносные планы Третьего рейха. Военная нацистская машина еще исправно выпускала танки и самолеты, но без горючего моторы были мертвы…
 
А 25 июля 1943 года на Шугуровской  роторной скважине № 1 (Татарская АССР – прим. ИА Девон), бурившейся бригадой мастера Г. Хамидуллина, с глубины 648 метров ударил нефтяной фонтан с дебитом 8-10, а позднее и 20 т в сутки. 

Поиск по теме: история, Татарстан нефтедобыча, Башкирия ТЭК, Волго-Уральская нефтегазоносная провинция

 

к следующей новости раздела

13 апреля 2020

Доказана рентабельность добычи биометана из Азовского моря

к предыдущей новости раздела

23 марта 2020

От каспийских парусников до речных дизельэлектроходов

к следующей новости главной ленты

7 апреля 2020

«Газпромнефть-Оренбург» добыл 20-миллионную тонну нефти

к предыдущей новости главной ленты

6 апреля 2020

«Газпром нефть» прекратила сотрудничество с фестивалем уличного искусства «Стенограффия»