Архив новостей

Сентябрь2021

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Мировой кризис сланцевую революцию не задушит

Запасы трудной нефти слишком велики, чтобы от них отказаться, считают эксперты.

(5 ноября 2020 09:30 , ИА "Девон" )
К концу второго десятилетия 20-го века мир прошел пик добычи традиционной нефти, заявляют ученые института энергетических исследований Российской академии наук (ИнЭИ РАН). Об этом говорится в статье «Новая нефть», опубликованной в журнале «Сибирская нефть» (Сергей ОРЛОВ). Информагентство «Девон» приводит эту статью с сокращениями.

ЛЕГКАЯ «ТРУДНАЯ» НЕФТЬ

По оценкам Международного энергетического агентства (IEA), в 2015 году производство жидких углеводородов из традиционных коллекторов достигло своего максимума 3,405 млрд тонн. Всего через два года оно снизилось до 3,34 млрд тонн. Ученые ИнЭИ РАН подчеркивают, что в основе исторического события лежит замедление прироста спроса и появление более конкурентных запасов нефти из нетрадиционных источников. Ее рентабельная добыча еще совсем недавно считалась невозможной.

К нетрадиционной нефти в ИнЭИ РАН относят две большие группы. В первой группе - запасы, разработка которых традиционными методами неэффективна из-за нестандартных условий их залегания. В первую очередь они находятся в плотных и низкопроницаемых коллекторах — Light Tight Oil (сланцевая нефть).

Во второй - смеси, существенно отличающиеся по своим физико-химическим характеристикам от традиционной нефти. Самый яркий, но далеко не единственный пример LTO — американская сланцевая нефть. Ярчайшие представители второй группы — нефтяные пески Канады, сверхтяжелая нефть пояса Ориноко в Венесуэле. 

В 2018 году в общемировом объеме добычи нетрадиционная нефть занимала уже 10%, хотя еще в 2012 г. этот показатель составлял всего 2%. Конечно, мировой кризис, вызванный пандемией COVID-19, несколько притормозил добычу все еще достаточно дорогих неконвенциональных запасов. Но очевидно, что кризис — явление временное.

Технически извлекаемые запасы нетрадиционной нефти в мире, по оценке US Geological Survey (USGS) и IEA, сопоставимы с запасами традиционных залежей — свыше 200 млрд т нефтяного эквивалента (н. э.). Так что отказываться от их извлечения человечество никакие кризисы не заставят. Тем более что больше двух третей объемов нетрадиционной нефти сосредоточены на двух американских континентах, где запасов конвенциональной нефти открыто не так много.

Нефть, которая залегает в низкопроницаемых коллекторах, легкая и качественная. По своему составу и свойствам она близка к эталонным сортам Brent и WTI. Ключом к освоению сланцевых залежей в США стало долгое и последовательное совершенствование всего двух технологий: гидравлического разрыва пласта и наклонно-направленного бурения. Однако ряд экспертов утверждает, что совершенствование сланцевых технологий достигло предела.

Цена безубыточности основных проектов добычи сланцевой нефти сегодня составляет $30–40 за баррель, снизившись за время сланцевой революции практически вдвое.
По оценке ученых ИнЭИ РАН, тенденция изменилась, и затраты на добычу вновь стали расти. Во-многом из-за того, что высококачественные легкодоступные (по меркам LTO) запасы подходят к концу. И нефтяникам приходится переходить на более сложные участки.

БУРИТЬ, НО НЕ ВВОДИТЬ

Впрочем, отраслевые эксперты обращают внимание на то, что цена безубыточности — не единственный критерий, по которому имеет смысл оценивать проекты добычи сланцевой нефти. К их преимуществам относится короткий жизненный цикл (5–7 лет) при полной окупаемости, как правило, в первый год разработки, когда добывается порядка 75% нефти.

Для сравнения: на традиционных месторождениях в первый год отбирается лишь 5–6% запасов. Быстро окупаемые проекты гораздо привлекательнее для сторонних инвесторов. Это позволило совершить сланцевую революцию во многом усилиями малых компаний и на заемные средства. Это, вкупе с коротким инвестиционным циклом, делает модель освоения залежей сланцевой нефти более гибкой, что продемонстрировал уже не один кризис.

При падении цен на нефть сокращаются объемы инвестиций в сланцевые проекты, а вместе с этим и объем бурения. Однако проекты очень быстро выходят на докризисный темп добычи с улучшением конъюнктуры. Этому способствует еще одна особенность проектов добычи LTO — возможность строить скважины DUC (drilled uncompleted wells). То есть бурить, но не обустраивать. При росте цен DUC вводятся в эксплуатацию, при снижении дей-ствующие скважины истощаются, а новые не запускаются.

Эксперты говорят, что такие скважины нельзя полностью приравнивать к свободным мощностям, которыми располагают ОПЕК и Саудовская Аравия. Ближневосточные резервы могут быть введены в эксплуатацию в течение месяца, а для запуска DUC необходимо минимум полгода.

Тем не менее, по оценке IEA, в августе 2020 года количество незавершенных скважин на месторождениях крупнейших нефтегазодобывающих регионов США превышало 7,7 тыс. Значит, когда цены на черное золото вновь пойдут в рост после коронакризиса, теоретически за не очень долгое время Соединенные Штаты могут значительно нарастить добычу, даже не буря новых скважин.

Впрочем, в ОПЕК ждут восстановления добычи сланцевой нефти в США до докризисного уровня не раньше, чем к 2022 году. Вице-президент Rystad по исследованиям E&P Лесли ВЭЙ предположил, что снижение добычи в кризисный период создаст потенциал для повышения спроса на нефть за чертой 2022 года. Это спровоцирует рост цен. При $60 за баррель американские разработчики сланцевой нефти имеют шансы достичь рекордного максимума 13,5 млн баррелей в сутки.

Пока управление энергетической информации США обещает на октябрь 2020 года дальнейшее снижение добычи на 68 тыс. баррелей в сутки. Причем падение производственных показателей произойдет почти во всех американских сланцевых бассейнах. Например, американская Chevron уже решила сократить план по капитальным затратам на 2020 год на $4 млрд (порядка 20%). $2 млрд из них придется на upstream-проекты разработки нетрадиционных запасов, в основном расположенных в крупнейшем сланцевом бассейне США Permian.

БУДЕТ ЛИ МИРОВАЯ СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ?

Несмотря на то, что безусловный мировой лидер добычи LTO в мире сегодня США, нефть низкопроницаемых коллекторов есть и в других регионах мира. Значительные запасы LTO могут быть сосредоточены в Ливии, ОАЭ, Чаде, Нигерии, Пакистане.

Например, совокупные технически извлекаемые запасы сланцевой нефти в Аргентине оцениваются более чем в 3,5 млрд тонн. Правда, пока добыча из низкопроницаемых коллекторов в стране не превышала 4 млн тонн в год. Это связано с тем, что средние цены безубыточности добычи LTO в Аргентине как минимум на 50% превышают цены на ключевых сланцевых формациях в США.

Эксперты объясняют это в первую очередь более сложными геологическими условиями залегания углеводородов. Продуктивные пласты самого крупного аргентинского бассейна Vaca Muerta находятся на глубине 3 тыс. м, против 1,8–2,3 тыс. м на американских Eagle Ford и Bakken. Первые характеризуются более высоким пластовым давлением и преобладанием твердых кварцевых пород, что затрудняет проведение гидроразрыва.

По оценкам IEA, технически извлекаемые запасы LTO Китая, не имеющего собственных крупных месторождений традиционной нефти, составляют порядка 4 млрд т. Однако пока в Поднебесной самым крупным открытием стало месторождение всего в 20–40 млн т извлекаемых запасов. При этом продуктивные пласты в Китае также отличаются от североамериканских. 

Технологии, обеспечившие сланцевую революцию Соединенным Штатам, невозможно напрямую перенести на китайские промыслы. Вскрытие более плотных китайских пластов требует более высокого давления водного раствора и больших объемов проппанта, что повышает себестоимость производства и уводит проекты за грань рентабельности.

Также неприменимы американские технологии и в России. IEA оценивает технически извлекаемые запасы российской LTO в 10 млрд т, и самый крупный их источник — это баженовский горизонт. Проблемы бажена те же, что в Аргентине, только сложнее: большие глубины залегания, высокие пластовые температуры и зоны аномально высокого пластового давления.

Предполагается, что основные запасы баженовской нефти  сосредоточены на территории Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО-Югры). Разработкой комплекса технологий добычи занимается «Газпромнефть - Технологические партнерства». Здесь к 2025 году планируется начать промышленную добычу. Однако ученые не исключают наличия серьезных промышленных запасов баженовской нефти и в соседнем Ямало-Ненецком автономном округе (ЯНАО).

О добыче сверхвязкой нефти (природного битума) и синтетической нефти из керогена читайте в продолжении статьи .

Поиск по теме: Сланцевая нефть, трудная нефть, Баженовская свита, Газпром нефть, запасы, США, Цена на нефть, Китай

 

к следующей новости раздела

5 ноября 2020

Тяжелая нефть

к предыдущей новости раздела

4 ноября 2020

Как прорвать баженовскую свиту

к следующей новости главной ленты

5 ноября 2020

Тяжелая нефть

к предыдущей новости главной ленты

5 ноября 2020

В «Татнефти» создадут цифровые двойники всех резервуаров