Архив новостей

Сентябрь2021

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Нефть за рубли: реальность или фантазия?

До конца года Россия начнет продавать нефть под независимой отечественной эталонной маркой «Юралс». Это первый и очень важный шаг для перехода на торговлю топливом с расчетами в рублях. Он позволит компаниям устанавливать справедливую экспортную цену, а экономике снизить зависимость от доллара.

(6 июня 2016 11:43 , ИА "Девон" )


МЕЧТАТЬ ПОЛЕЗНО
Перед майскими праздниками агентство Bloomberg сенсационно сообщило: «Россия готовится снижать объемы торговли нефтью в долларах. Мечта десятилетия Владимира Путина о независимости от диктата западных оценок нефти вот-вот исполнится. Для этого будет открыта собственная фьючерсная площадка в рамках Международной товарно-сырьевой биржи в Санкт-Петербурге (СПбМТСБ). Цель - уменьшить зависимость своей марки «Юралс» от североморской «Брент», сократить ценовую разницу между ними и перейти к торгам в российской валюте».
Первые попытки продавать свою нефть у себя дома предпринимались почти двадцать лет назад на Московской товарно-сырьевой бирже. Восприняты они были как ненужная самодеятельность, мешающая вхождению России в мировой рынок. На нем все давно расписано и расставлено, утверждали (и утверждают) наши либеральные экономисты и финансисты. Надо находить свою нишу, следовать утвердившимся правилам и требованиям, а не изобретать свои «велосипеды». Продавалась нефть на Лондонской бирже, возилась через прибалтийские порты, доллары оседали в английских и швейцарских банках. Устоявшийся, но, как оказалось, все-таки не навсегда порядок.
«Мечта» президента Владимира Путина, видимо, формировалась поэтапно. Первый - избавить наш экспорт от прибалтийской зависимости. Рига и Таллин относились к России, скажем помягче, не по-соседски, недоброжелательно, хотя и хорошо зарабатывали на транзите. Москва даже снизила транспортные тарифы на грузы, идущие в республики.
Пришлось исправлять явную несправедливость и заняться расширением портового хозяйства в Санкт-Петербурге, строительством портов в Приморске и Усть-Луге. Это были первые крупные стройки в постсоветской России. Если бы не заработал самый мощный на Балтике портовый комплекс, то и сырьевая биржа не потребовалась бы. Это уже второй этап.
В мае 2006 года в Послании Федеральному Собранию Владимир Путин подчеркнул: «Рубль должен стать универсальным средствам для международных расчетов и должен постепенно расширять зону своего влияния. В этих же целях необходимо организовать на территории России биржевую торговлю нефтью, газом и другими товарами. Торговлю - с расчетом рублями. Наши товары торгуются на мировых рынках. Почему не у нас?».
«Тучные годы» позволяли рублю расширять зону своего влияния, перестраивать систему экспорта. В мае 2008 года было зарегистрировано ЗАО «Санкт-Петербургская товарно-сырьевая биржа», быстро ставшее крупнейшим в стране.
Если же оценивать сделанное за десять лет для реализации поручения президента о переходе на внешнюю торговлю с расчетом рублями, то, наверное, и слабая «тройка» будет завышенной оценкой. Наиболее заметные события: крупный танкер, отправленный «Роснефтью» с топливом, проданным за рубли, и два танкера «Газпромнефти». Перевод экспорта на рублевую оплату был невыгоден немалой части финансовой и политической элиты, компаниям-монополистам. Да и общие фразы о необходимости «слезать» с долларовой иглы никого не убеждали.
 
ЦЕНА ВОПРОСА
В прошлом году в дальнее зарубежье продано 220 миллионов тонн топлива - на десять процентов больше, чем в 2014-м. Выручено же за сырье почти в 1,5 раза меньше. Пока баррель был дорогим, потери от продажи нашей нефти марки «Юралс» по цене, определяемой на Лондонской бирже в зависимости от стоимости североморской нефти «Брент», как-то не замечались. Сейчас каждый доллар на счету и на виду, поэтому равнение на чужой эталон убыточно.
В таком положении не только Россия. К «Брент» привязана цена еще почти 70 сортов нефти - и у всех она ниже, чем у «головной». Никаких доказательств, что она качественнее других, нет. Да и сама нефть уже не совсем та, которой начинали торговать на Лондонской бирже полвека назад.
«Брент» - это смесь нескольких сортов нефти, получаемых на шельфовых месторождениях Северного моря. Не самая лучшая смесь, да и добывается ее все меньше и меньше - промысловики прошли пик еще 30 лет назад. Но владеют этой маркой американцы и англичане, сумевшие сделать ее эталонной. Лондонская международная биржа хорошо организована, надежна и этим привлекает и поставщиков, и покупателей топлива. Но чтобы торговать на ней, владельцы нефти должны принять давно утвердившееся правило: «Брент» лучше и дороже остальных. Но все чаще специалисты предлагают исправить систему ценообразования на мировом рынке на более объективную.
«Юралс» тоже смесь, которая собирается в трубопроводах «Транснефти». Тяжелая высокосернистая нефть Урала и Поволжья смешивается с легкой западносибирской. Поставляют ее почти все крупные добывающие компании: «Роснефть», «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть», «ЛУКОЙЛ», «Татнефть», «Башнефть». Она хорошо торгуется на Лондонской бирже с дисконтом в несколько долларов от «Брент». Экспорт идет через порты Приморск, Усть-Луга, Новороссийск, по нефтепроводу «Дружба» - более трех миллионов баррелей ежесуточно.
Ежесуточно же Россия теряет, как считают аналитики, до ста миллионов долларов из-за привязки к стоимости «Брент». Попытки договориться о выделении «Юралс» в самостоятельный, независимый эталон не удались. И не могло удастся: у России еще два экспортные сорта нефти, да и у других стран почти семьдесят. Так что порядок для всех должен быть единым. Европа потребляет около 130 миллионов тонн нашей нефти в год: чем дешевле она, тем лучше для европейцев.
Санкции в очередной раз показали, как опасна зависимость отечественной экономики от доллара и от отношения к нам Запада. Было намерение распространить их и на нефть. Но, посчитав, а считать там умеют, спохватились - компенсировать «запрещенные» 130 миллионов некому и нечем. Но и нереализованная инициатива - предупреждение и хороший урок. Он ускорил принятие окончательного решения о незамедлительной перенаправке экспорта углеводородов через Санкт- Петербургскую товарно-сырьевую биржу.
Прошлой осенью Владимир Путин напомнил о необходимости «формировать независимые ценовые индикаторы на основные виды топливно-энергетических товаров». Первым таким индикатором становится хорошо известная на рынке углеводородов «Юралс». Под нее почти полвека назад были выстроены перерабатывающие заводы социалистических республик в Восточной и Центральной Европе. Следующим эталоном должна стать ВСТО - индикатор нефти, продаваемой по нефтепроводу Восточная Сибирь - Тихий океан.
По словам президента СПбМТСБ Алексея Рыбникова, завершается подготовки к запуску поставочного контракта на «Юралс»: «Продать нефть несложно - на нее всегда есть спрос. Но нужно организовать график поставок, транспортную, логистическую инфраструктуру.
Если все будет отлажено как положено - придут и иностранные трейдеры. Чтобы «Юралс» получила эталонный статус, потребуется года три... »
Срок достаточно оптимистичный. Для утверждения «Брент» на Лондонской бирже потребовалось столько же времени. Крупные трейдеры очень консервативны, стремятся избегать рисков. Сколько нефти пройдет через Санкт-Петербургскую биржу, пока говорить рано. Весной прошлого года вице-премьер Аркадий Дворкович вслед за главой Федеральной антимонопольной службы Игорем Ар¬темьевым сказал о необходимости перевести часть экспортных платежей - десять процентов - в рубли.
Чтобы расплатиться, зарубежным покупателям придется конвертировать где-то 15 миллиардов долларов. По мнению Дворковича, это поможет рынку и не приведет к укреплению рубля.
Не слишком, отметим, амбициозные намерения. Своя нефтяная биржа, своя эталонная марка нефти, возможность напрямую устанавливать первоначальную цену нужны и важны не сами по себе, а для исправления перекосов в экономике, финансовой системе страны.
«Россия отказывается от долларов», - комментирует сообщение о близком начале само-стоятельной торговли нефтью одно издание. Другое еще радостно-радикальнее: «Даже СССР на пике своего величия не замахивался на продажу своей неф¬ти за рубли, а современная Россия пытается явочным порядком ликвидировать нефтедоллар». Зачем? Известно же, какой мощнейшей системой он порожден. Бросаются с шашкой в руках на танки только от полнейшего отчаяния. Сегодня 90 процентов мировой нефти торгуется в долларах. Федеральная ре¬зервная система их печатает, платежи проводятся через американскую систему SVIFT... и достаточно скоро большинство этих нефтедолларов возвращается в американские же банки. Наивно надеяться, что SVIFT будет помогать нам выстраивать рублевую линию расчетов.
Да и самих рублей нет на счетах зарубежных покупателей. На счетах продавцов тоже их немного. При сегодняшней волатильности рубля хранить его экономически опасно. Значит, прежде чем купить российскую нефть, нужно сперва купить российскую валюту. И очень много купить - провести транзакции, большие объемы конвертации способны только крупные зарубежные банки. Они сделают это, но не бесплатно. И прибыль будущую надо страховать, чтобы инфляция и девальвация «не съели» ее значительную часть.
Зарубежному партнеру придется к цене топлива приплюсовать расходы на конвертацию и страхование. В результате она станет дороже, чем на привычной, освоенной и надеж-ной Лондонской бирже.
 
РУБЛЬ ПРОТИВ ДОЛЛАРА
Чтобы заманить покупателя или трейдера на Санкт-Петербургскую биржу, продавцам нефти придется снижать ее стоимость по крайней мере на его дополнительные траты. И тогда цена сырья станет такой же или даже меньше, чем тогда, когда оно продавалось на Лондонской бирже.
Это упрощенное, но соответствующее логике описание. Всему виной слабость всей банковской системы и ее производного - рубля. Центральный банк, отмечают все эксперты, отстал от биржи в подготовке к торговле на отечественных площадках. Аналитик Дмитрий Фомин считает: «Задача Центробанка - обеспечить систему клиринга для расчетов в иностранной валюте без участия европейских и американских банков-корреспондентов, сформировать независимую торговую площадку и предоставить партнерам льготные кредиты для рублевых расчетов».
Возможно, ЦБ ждет лучших времен, когда инфляция пойдет вниз, а экономика вверх.
Чтобы торговать нефтью за рубли, надо справиться с двумя проблемами. Первая - добиться признания нашей эталонной марки «Юралс» зарубежными биржами. Вторая - устранить финансовые проблемы, неизбежные сегодня при торговле с расчетами в национальной валюте. Это вполне достижимо при наличии политической воли. Экспорт за рубли действительно укрепит и рубль, и экономику. Но Эльвира Набиуллина заявляет: рубль не должен укрепляться даже при росте цен на нефть. «Что же будет предпринимать ЦБ, если торговля «Юралс» пойдет успешно?» - недоумевает старший научный сотрудник Института экономики РАН Иван Капитонов...
СССР не боролся с нефтедолларами - он стремился их зарабатывать. Они все шли в экономику, помогая ее росту. И Китай не атакует доллары, поскольку они - фундамент его развития. Он стремился к более прагматичной цели - сделать юань резервной валютой. И сделал - за четверть века, правда. У России такого запаса времени нет, но и ее начальный потенциал намного выше, чем был у Поднебесной, задумавшей догнать и обогнать крупнейшие державы. Решение о переводе экспорта углеводородов на расчеты в рублях уже само по себе вызов. Нефть - единственный в мире глобальный товар. Тор¬говлей им более полувека управляет одна страна. США превратили свой доллар, лишенный золотого обеспечения, в нефтедоллар. Уникальный случай - нефть всего мира практически обеспечивает валюту одного, пускай и сильнейшего государства на планете.
О том, как это удалось, увлекательно и предельно откровенно рассказал Джон Перкинс в бестселлере «Исповедь экономического убийцы». Ему можно верить - Перкинс был в команде «убийц», хотя и не на первых ролях. Ее деятельность определяли ближайшие советники президента США Никсона - Киссинджер, Шульц, Чейни. Эта команда подтолкнула арабо-израильскую войну в октябре 1973 года, вооружив Израиль.
«Внешне казалось, мы помогаем Израилю выжить, - пишет Перкинс. - В действительности нас волновала арабская нефть, подорожавшая во много раз».
Команда Никсона разработала стратегию возврата потока долларов, уплаченных странам ОПЕК, назад в США. Это позволило заменить прежний золотой запас доллара нефтяным. Ключевым моментом стратегии был коррупционный королевский дом Сауд. Примечательно наименование стратегии: «операция по отмыванию денег Саудовской Аравии» - SAMA.
После соответствующего давления Сауды взяли на себя три обязательства. 1. Вкладывать значительную долю получаемых нефтедолларов в ценные бумаги США. 2. Разрешить американским корпорациям тратить многомиллиардные проценты по этим бумагам на европеизацию страны. 3. Поддерживать цены на нефть на приемлемом для корпорократии уровне. Взамен США гарантировали семье Сауд сохранение власти.
Впрочем, запоздалое признание уже не столь ошеломительно после разгрома Ирака. Вся его вина - намерение Саддама Хусейна прекратить продажу нефти за доллары. Столь же печальна и судьба Ливии, проявившей «нелюбовь» к доллару. Из всех стран, значительных производителей нефти и газа, только Норвегия продает их за свою национальную валюту - крону...

Леонид Левицкий, журнал «Российская Федерация сегодня»

Поиск по теме: нефть РФ, Цена на нефть

 

к следующей новости раздела

24 июня 2016

Почему вырастут дивиденды «Татнефти», кто поменяется в её совете директоров

к предыдущей новости раздела

2 июня 2016

В России удвоилось производство битума, цена упала тоже вдвое

к следующей новости главной ленты

6 июня 2016

"Татнефть" обеспечена запасами на 32 года

к предыдущей новости главной ленты

6 июня 2016

ЛУКОЙЛ в Пермском крае внедрил отечественные установки с канатной штангой для боковых стволов малого диаметра