Архив новостей

Ноябрь2019

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Как России увеличить несырьевой экспорт

План развития нефтехимии в России провален – эксперты VYGON Consulting.

(22 января 2019 10:06 , ИА "Девон" )

Россия ищет пути для развития несырьевого экспорта и видит в нефтехимической отрасли надежную точку роста. Однако до реализации доходит лишь десятая часть инвестпроектов из-за высокой капиталоемкости строительства и низкой инвестиционной эффективности. В каком положении находится отрасль сейчас и каковы ее перспективы – об этом говорится в статье «Трудная нефтехимия». Авторы - руководители направления «Газ и Химия» VYGON Consulting Дмитрий Акишин и аналитик VYGON Consulting Евгений Тыртов.

 

35 ЛЕТ БЕЗ НОВЫХ ЗАВОДОВ

Основу нефтехимической отрасли России составляют предприятия, имеющие пиролизные установки. Совокупная мощность 10 установок – 3,1 млн т по этилену.

Все действующие установки пиролиза были построены еще во второй половине ХХ века. Последним введенным комплексом стал «Томскнефтехим», запуск которого состоялся в 1981 году. За последние 35 лет в России не было введено ни одного крупного нефтехимического производства.

 

Ограниченность производственных мощностей ведет к их высокой загрузке, которая в среднем превышает 85%. Такая ситуация предполагает риски возникновения дефицитов в случае аварий или внеплановых остановок на производствах. Так, авария на «Ставролене» в феврале 2014 года привела к снижению поставок полимеров на внутренний рынок на 0,3 млн т (около 6–7% от совокупного потребления). Это потребовало мгновенного замещения выпавших объемов импортом.

 

В структуре потребляемого нефтехимического сырья в России преобладает прямогонный бензин (нафта) и сжиженные углеводородные газы (СУГ). В значительно меньшей степени используются широкая фракция легких углеводородов (ШФЛУ) и этан. Основным источником нафты являются НПЗ, которые могут целиком обеспечить сырьем крупные пиролизные установки. Именно по этой причине нефтехимические производства, работающие на нафте, часто интегрированы в структуру НПЗ. Такая ситуация характерна, например, для Ангарского завода полимеров, «Нижнекамскнефтехима» (группа ТАИФ) и «Газпром нефтехим Салавата». В 2017 году потребление нафты на нефтехимию составило 4,8 млн т.

 

ОТСТАЕМ ОТ КИТАЯ, США, САУДОВСКОЙ АРАВИИ В 5–8 РАЗ

Основными потребителями СУГ на пиролиз являются «СИБУР-Кстово», «Казаньоргсинтез», «Уфаоргсинтез», объем переработки которых в сумме в 2017 году составил около 1 млн т. Совокупное потребление на нефтехимию СУГ составило 4,7 млн т (включая потребление на дегидрирование пропана и производство каучуков).

Несмотря на возможность использования ШФЛУ в качестве нефтехимического сырья (около 2 млн т в 2017 году), ее пиролиз менее эффективен. Данный продукт является в первую очередь сырьем для газопереработки (более 80% суммарного производства) с получением СУГ и нафты. Потребление этана совпадает с объемами производства, поскольку рынка этана из-за отсутствия необходимой инфраструктуры в России нет.

 

Означает ли наличие значительного профицита сырья на внутреннем рынке предпосылку для наращивания производства нефтехимии? Из экспортируемых 23 млн т нафты только 6 млн т может быть использовано на пиролизе. Остальные 17 млн т являются «тяжелой» нафтой и нафтой вторичных процессов переработки, которая характеризуется низким выходом олефинов либо непригодна для нефтехимии технологически.

 

Экспортируемые сейчас 6 млн т СУГ уже зарезервированы под новый проект «СИБУРа» – «Запсибнефтехим». Реальные объемы, которые могут пойти на нефтехимическое производство, невелики. Важной отправной точкой может стать этан, объемы извлечения которого составляют всего 6–8% от потенциальных 15 млн т. Пиролиз этана дает высокий выход этилена, но технологии его извлечения требуют дополнительных инвестиций в глубокую газопереработку. Сложность его транспортировки, по сути, привязывает объекты этановой химии к отдельным газовым месторождениям.

 

На внутреннем рынке сохраняется дефицит продуктов специальной химии и некоторых видов полимеров, импорт которых в 2017 году в совокупности составил около 1 млн т. По отдельным маркам полимеров и категориям органической химии сформировался устойчивый профицит, что позволяет экспортировать часть производимой продукции. В 2017 году около 20% продуктов органической химии (в основном орто- и параксилолы, моноэтиленгликоли) и крупнотоннажных полимеров (полипропилен, полиэтилен низкого/высокого давления) отправилось на зарубежные рынки.

 

Импортируются же почти целиком специальная малотоннажная химия и некоторые виды полимеров, которые производятся в России в недостаточных объемах. Это, к примеру, линейный полиэтилен низкой плотности и эмульсионный ПВХ. Возможность нарастить выпуск такой продукции ограничена, прежде всего, отсутствием технологий и влиянием фактора нехватки свободных мощностей по производству базовых мономеров.

 

Россия является одним из ведущих производителей нефти и газа, однако ее доля выпуска продукции нефтехимии составляет всего 2% мирового. Отечественное производство нефтехимии отстает от Китая, США и Саудовской Аравии в 5–8 раз.

Развитие нефтехимической отрасли является непростой задачей – это высокие технологии, сложные рынки тысяч продуктов, разная степень доступности сырья и многое другое.

 

ПОЧЕМУ ВСЕ ПЛАНЫ СОРВАНЫ

Первым комплексным документом, определившим будущие приоритеты и целевые показатели нефтехимической отрасли, стал «План развития нефтегазохимии до 2030 года», который был утвержден в 2012 году. Разработанная в рамках плана стратегия предусматривала создание шести специальных кластеров-конгломератов, которые должны были установить базу для развития производства нефтехимической продукции.

 

Согласно плану, выпуск нефтехимической продукции уже к 2017 году должен был увеличиться до 7,8 млн т, а к 2020 году – до 12,8 млн т, превысив объем производства таких крупных стран-производителей, как Япония, Корея, Иран.

Однако выполнение программы было сорвано , а из восьми заявленных проектов на данный момент лишь два находятся в стадии реализации. Еще два -под вопросом, остальные отменены.

 

Сейчас реализуются «Запсибнефтехим» («СИБУР», запуск в 2019 году) и «Нижнекамскнефтехим» («ТАИФ», запуск 1-й очереди в 2022 году). Их сроки тоже были перенесены в сравнении с указанными в плане на 2 года и 5 лет соответственно. В результате нефтехимические мощности к 2020 году вырастут всего на 1,5 млн т по этилену вместо целевых 9 млн т.

 

Ключевой причиной нереализации упомянутой стратегии стала сложность консолидации легкого сырья, в том числе из-за недостатка инфраструктуры (этано и ШФЛУ-проводов). Так, проект Балтийского НХК был отменен из-за того, что трубопроводы, по которым планировалось поставлять сырье с валанжинских залежей месторождений ЯНАО, не были построены.

Вторая причина - неподтвержденность ресурсной базы для отдельных проектов. Так был отменен проект Каспийского ГХК из-за снижения содержания жирных компонентов в газе, планируемом к добыче на месторождениях Северного Каспия.

 

7 мая 2018 года президент РФ Владимира Путина подписал указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Одной из задач обозначен рост экспорта несырьевых неэнергетических товаров до $250 млрд к 2024 году. Продукция нефтехимии, несмотря на ее исходное углеводородное происхождение, не относится к сырьевым товарам. В связи с этим при поиске соответствующих источников роста экспорта отдельного внимания удостоилась и нефтехимическая отрасль. Но насколько велика ее текущая доля в несырьевом экспорте и какой прирост она сможет дать?

 

В 2017 году несырьевой экспорт достиг $134 млрд, из которых 18%, или около $24 млрд, составила химическая продукция. Доля нефтехимии в данной категории невысока – около 10%, остальное – это удобрения, химические полупродукты и фармацевтика.

Таким образом, текущая доля нефтехимии в несырьевом экспорте России оценивается всего в 1–2%. Но с учетом ограниченного потребления этой продукции внутри России большинство новых крупных проектов будут ориентированы именно на мировые рынки.

Таким образом, потенциал отрасли в данном вопросе может быть очень существенным.

 

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ПРОЕКТЫ

В План-2030 вошел и Амурский газохимический комплекс, запуск которого ожидается в 2024 году – с вводом третьей очереди Амурского ГПЗ «Газпрома».

Амурский ГХК будет перерабатывать ценные фракции, выделенные из природного газа, добытого на Чаяндинском и Ковыктинском месторождениях и поставляемого по трубопроводу «Сила Сибири». Проектная мощность составит 1,5 млн тонн в год. Другим проектом является Восточная НХК. Конфигурация проекта пока не утверждена, сырьем для пиролиза может стать как нафта, так и более тяжелые фракции, поставляемые с восточных НПЗ «Роснефти». Срок реализации – не ранее 2026 года.

 

Кроме того, скоро появится новый Иркутский завод полимеров (ИЗП). Средний по размерам нефтехимический комплекс мощностью 650 тыс. т/г по этилену строится Иркутской нефтяной компанией в г. Усть-Кут. Сырьем станут этан и СУГ, получаемые с собственных месторождений. Основной продукцией предприятия будет полиэтилен. В дополнение к олефиновому комплексу компания планирует строительство завода по производству моноэтиленгликоля (МЭГ). Он может стать первым предприятием в России, функционирующим по технологии MTO (Methanol To Olefins – метанол в олефины).

 

Почти все новые комплексы ориентированы на производство крупнотоннажных полимеров. В связи с этим на внутреннем рынке, вероятно, сохранится дефицит отдельных категорий специализированной нефтехимии. С учетом невысоких темпов роста потребления продукции нефтехимии в России основные объемы производства новых комплексов отправятся на экспорт в страны Европы и Азии. При условии реализации проектов в срок и при благоприятной рыночной конъюнктуре объем нефтехимического экспорта к 2024 году может утроиться, то есть увеличиться на $3–5 млрд. Таким образом, из требуемых $116 млрд роста несырьевого экспорта к 2024 году нефтехимическая отрасль сможет покрыть 2–4%...

 

(продолжение следует)

Поиск по теме: этилен, ШФЛУ, деньги, ЗапСибНефтехим, НКНХ

 

к следующей новости раздела

22 января 2019

Минэнерго, нефтяники и Росгвардия спорят о порядке охраны объектов ТЭК

к предыдущей новости раздела

18 января 2019

Нефтяники выступили против Росгвардии

к следующей новости главной ленты

22 января 2019

Профессор Преображенский - от пермской соли ко «Второму Баку»

к предыдущей новости главной ленты

22 января 2019

ГК «Миррико» инициировала конкурс проектов в нефтехимической отрасли