Архив новостей

Июнь2018

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Царская «приватизация» и свобода геологоразведки

Крестьяне имели право добывать нефть на своих общественных землях.

(23 марта 2018 09:04 , ИА "Девон" )
Отдельные нормативно-правовые акты в сфере нефтедобычи регулярно стали приниматься еще с начала 1870-х годов XIX века в виде правил и инструкций. О том, как это было – в  продолжении статьи Александра МАТВЕЙЧУКА «Право на нефть», опубликованной в журнале «Сибирская нефть» («Информ-Девон» публикует этот материал в сокращении).

АЛЕКСАНДР II И ПРИВАТИЗАЦИЯ УЧАСТКОВ
Начало реформе положили утвержденные императором Александром II в феврале 1872 года «Правила о нефтяном промысле и акцизе с фотогенового производства» и «Правила об отдаче в частные руки казенных нефтяных источников Кавказского и Закавказского края, состоящих в откупном содержании», устранившие откупную систему на Апшеронском полуострове.
Были определены три категории земель полуострова: земли в полной собственности частных лиц, свободные казенные земли и состоящие в откупном содержании нефтяные источники. Все права на поиск и добычу нефти на землях первой категории принадлежали собственникам или иным лицам по соглашению с собственником. Государство оставило за собой только право надзора за этой категорией земель. Местные крестьяне также имели право добывать нефть на своих общественных землях или отдавать их другим лицам в аренду. На свободных казенных землях, где наличие нефти еще не было доказано, государство предоставило право поиска и добычи нефти «лицам всех состояний, пользующихся гражданской правоспособностью», как своим подданным, так и иностранцам.

Нефтеносные участки казенной земли передавались в частные руки с публичных торгов за единовременную плату. Промышленник обязан был начать разработку нефти в течение первых двух лет по получении акта на отведенную площадь. За пользование отводами промышленник обязан был платить арендную плату по 10 рублей за одну десятину. Предельный срок аренды был определен в 24 года.
Относительно нефтеперегонного производства по правилам 1872 года был установлен акцизный налог с емкости перегонных кубов. При емкости кубов до 208 ведер акциз взимался по 4 копейки с ведра. При превышении этого показателя размер акциза устанавливался по 10 рублей с каждого куба в день.

В 1872 года на Апшероне были проведены первые открытые торги, подтвердившие правильность решения правительства об отмене откупной системы. Если за предыдущие 50 лет от эксплуатации нефтяных промыслов в государственный бюджет поступило 5,966 млн рублей, то в результате этих торгов казна сразу получила более 2,98 млн руб. И за последующий год был достигнут небывалый для того времени рост нефтедобычи в 2,6 раза — до 3,4 млн пудов.

Важнейшим стало решение Государственного совета и утверждение его императором Александром II 6 июня 1877 года, которым было установлено полное освобождение от налогообложения фотогенового (керосинового) производства с 1 сентября 1877 года по всей империи на 10 лет. Производство керосина в стране с 1873 по 1881 год выросло в 6,4 раза, с 1,8 млн пудов до 11,5 млн пудов. В результате поставки американского керосина в Россию с 1873 года (2,7 млн пудов) сократились до 1,7 млн пудов (1877 год), а в 1882 году прекратились окончательно.

 АЛЕКСАНДР III И НОВЫЙ ГОРНЫЙ УСТАВ
Принятые в разные годы Государственным советом, Правительственным сенатом и Министерством государственных имуществ документы были обобщены в виде сводных «Правил о нефтяном промысле», которые были 3 июня 1892 года утверждены императором Александром III.
В последний год своей жизни Александр III увидел новый Устав Горный, воплотивший в себе в том числе и прогрессивные для того времени положения.

Он определял основные положения о правах ведения поиска и добычи нефти в связи с квалификацией прав собственности на нефтеносные участки. Устав позволял изымать нефтеносные участки земли в случаях, если их владелец не желал самостоятельно вести нефтяной промысел или не мог договориться с потенциальным недропользователем. О каждом обнаружении нефти и добыче ее на землях, составляющих собственность частных лиц или обществ владельцы обязаны были «заявлять местному горному надзору с представлением сведений о размере участка, занимаемого для нефтяного промысла, и о том, будет ли он разрабатываться самим владельцем или посторонним лицом, а также кому именно в последнем случае передается право на добычу нефти и на какой срок». Устав определял размеры сбора для предпринимателей на формирование фонда «для приобретения приспособлений для регулирования истока нефти, устройства промысловых дорог, организации медицинской помощи и удовлетворения других общих нужд нефтепромышленности».

Поиски нефтяных источников, состоящие «из поверхностного обзора и исследования местности, без производства земляных работ» дозволялись на казенных землях без особых разрешений. Желающие приступить к разведке иными методами должны были получить разрешение, которое выдавалось на год, но могло быть продлено до 2-3х лет. За право разведки устанавливалась подесятинная плата. Способ разведки можно было выбрать по своему усмотрению, однако добытую нефть вывозить за пределы разведочной площади не разрешалось. Если открытое месторождение промышленник не признавал коммерческим и не желал приступать к добыче нефти, он обязан был заявить об этом и очистить разведочную площадь, оставив обсадные трубы в тех скважинах, которые признавались годными для дальнейшей разработки.

Статьи 586–593 устанавливали нормы для разработки участков «на заведомо нефтеносных землях». К ним была отнесена вся территория Апшеронского полуострова вплоть до 67° восточной долготы. Подробно описывались правила и порядок проведения торгов. В случае равенства предложений участок отдавался по жребию.
Выбор способов разработки отдавался на усмотрение промышленника. Однако он обязан был соблюдать правила проведения подземных работ, правила предупреждения пожаров на нефтяных промыслах и т.д. Ему вменялось в обязанность «вести план своему участку», допускать должностных лиц для надзора, вести статистику о промысле.
Оговаривались и обязательные действия в случае нефтяного фонтана. Предписывалось «иметь в готовности предохранительные приспособления для регулирования истока нефти» и устанавливать их при первых признаках появления фонтана. Если же предприниматель не справлялся, оговаривалось производство работ за счет общего фонда нефтепромышленников.

Без согласия владельцев на землях, «занимаемых огородами, садами, плантациями, дворами и строениями», и «внутри участков, отведенных казною для добычи нефти», строительство трубопроводов не допускалось. Хотя при отсутствии подобного согласия оговаривались меры принудительного характера для изъятия участков земель под нефтепроводы за ежегодное вознаграждение. Фиксировалось обязательство владельцев нефтепроводов возмещать «всякий вред и убыток, могущий последовать от нефтепроводных труб и сооружений».
Устав Горный действовал до принятия в 1917 году декрета «О земле», согласно которому все природные ресурсы страны, в том числе и недра, были национализированы. Затем 30 апреля 1920 года был обнародован декрет СНК РСФСР «О недрах земли», который определял новый порядок пользования и распоряжения ими. Но это уже другая история.

Поиск по теме: закон, история, Аукционы тендеры, Экология

 

к следующей новости раздела

26 марта 2018

На Башнефть-Розницу пожаловались из-за спама

к предыдущей новости раздела

22 марта 2018

Как Россия в XIX веке благодаря реформе законодательства в десятки раз увеличила добычу нефти

к следующей новости главной ленты

25 марта 2018

Нефтепереработка, трейдинг, логистика и ТАНЕКО

к предыдущей новости главной ленты

22 марта 2018

Как Россия в XIX веке благодаря реформе законодательства в десятки раз увеличила добычу нефти