Архив новостей

Июль - 2017

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

Если вы нашли ошибку на сайте

Спасибо!

Глава «АМИК УКРАИНА» «Почему нельзя просто согласиться с тем, что «Лукойл» продал свой бизнес?!»

Новый владелец сети АЗС «Лукойла» на Украине думает, как поднять упавшие на 60% продажи

(20 сентября 2016 15:13 , ИА "Девон" )

 Название «АМИК УКРАИНА» многим по-прежнему дается с трудом, пишет  http://oilnews.com.ua. В обиходе потребителей и участников рынка, по словам автора статьи,  то и дело мелькает «Лукойл», а в подсознании у многих он никуда и не исчезал. Нового руководителя сети Игнаса Юркониса это удивляет. Между тем с приходом новой команды во главе с Юрконисом действительно появились все признаки разрыва исторических связей с российской компанией. Недавно стало известно, что прекратил действие многолетний контракт на поставку волгоградского дизтоплива, которое недавно перехватила «Параллель». Украинскую сеть уже отключили от международной системы «Ликард», а саму компанию покинуло немало людей, которые прочно ассоциировались с прежним владельцем. О болезненном расставании говорит и охрана бойцами Нацгвардии как объектов компании «АМИК УКРАИНА», так и нового руководителя. Сам он всячески дает понять, что занят, скорее, не прошлым, а будущим. Контракт Юркониса подписан на три года, за которые он хочет выполнить план двух пятилеток.

OilNews: Игнас, ваша команда пришла три месяца назад. Это при том, что предыдущая не проработала и года. Чем была вызваны такая замена?
Игнас Юрконис: Прежде всего я хотел бы внести ясность касательно того, кто я, и как я связан с фондом AMIC. Я не нефтяник, я вообще не принадлежу к какой-то отрасли. Я и мои коллеги – мы менеджеры, которые могут работать с любыми активами. Наша задача заключается в получении прибыли для владельцев актива. В данном случае мы работаем на инвестиционный фонд AMIC, который приобрел портфель активов у компании «Лукойл».
Теперь о смене команды. Я не могу раскрывать всех деталей, скажу так: акционер требует большего. Насколько я теперь могу судить, проблема была не столько в самой команде, сколько в той реальности, которая оказалась другой, чем казалась. Речь в первую очередь о макроэкономических факторах, которые влияют на весь бизнес в Украине. За те три месяца, что я здесь, я понял и еще одну проблему первой команды «АМИК УКРАИНА»: необходимо было смелее менять людей, как это сделали мы. Это не позволило нашим предшественникам по-настоящему перестроить компанию.

OilNews: Насколько известно, вы человек из инвестиционной среды. Скажите, зачем австрийскому фонду актив в стране, где идет война, объемы потребления рушатся, а бизнес-климат, скажем так, сложный?
Игнас Юрконис: Само решение о приобретении сети заправок в Украине принималось на основе исторических данных. Из ваших же публикаций следует, что в 2013 году компания «ЛУКОЙЛ-УКРАИНА» продала 1 млн тонн нефтепродуктов. Тогда это составляло более 10% рынка! Заправки продавали много топлива, и это делало актив крайне интересным. Но последние два года буквально перевернули все с ног на голову. Объемы потребления в стране упали на 30%, в сети «Лукойла» продажи снизились более чем на 60%. Кто мог предположить, что война на Востоке Украины приобретет такие масштабы? Эта заправочная сеть была очень хорошим активом, да и сейчас она имеет отличный потенциал, но все понимают, что до былых параметров очень далеко.
А что до Украины в целом, то, несмотря на войну и другие проблемы, страна очень привлекательна. Скажу честно, я не хотел сюда ехать, у меня в жизни все сложилось, но сегодня я не хочу отсюда уезжать.

OilNews: И все равно непонятно, что может предложить небольшой австрийский фонд вместо отлаженной работы такой корпорации как «Лукойл»?
Игнас Юрконис: А как нормально работают и конкурируют с международными корпорациями ОККО, WOG, КЛО и другие украинские сети? Посмотрите, сколько заправок продали после кризиса 2008-2009 годов гиганты BP и Shell. А кто купил эти активы? Как правило, это не нефтяные компании. Корпорации сильны в секторе upstream, но в downstream часто проигрывают профильным игрокам, которые занимаются только этим бизнесом. Философия AMIC направлена как раз на это: скупку перспективных активов и привлечение профессионального менеджмента. Именно такой проект реализует AMIC в Украине.

OilNews: На сегодняшний день большинство в Украине продолжает считать, что сеть по-прежнему принадлежит «Лукойлу», который спрятался за вывеской AMIC. Как вы собираетесь переубеждать рынок и потребителя в том, что AMIC это не «Лукойл»? Во многом от этого будет зависеть успех сети.
Игнас Юрконис: Эти подозрения я уже почувствовал на себе, притом на разных уровнях общения. На мой взгляд проблема в том, что людям нужно рассказывать, что такое фонды, и как они работают. Ни в Литве, ни в Латвии, ни в Польше, где AMIC купил активы «Лукойла», подобных вопросов и подозрений не возникает. Сегодня в Европе невозможно скрыть историю возникновения капитала, а в нашем случае мы говорим о сотнях миллионов долларов, которые реально были уплачены за эти активы. Поймите, не может «Лукойл» кому-то дать деньги, чтобы тот купил его активы. Это опасно и для самого «Лукойла» как публичной компании, которая на этой небольшой для себя сделке может потерять намного больше. Мне сложно понять, почему люди не верят, что «Лукойл» просто продал актив?
Но самое главное в другом. Если бы сеть была «лукойловской», она бы никогда не столкнулись с такими проблемами, которые мы имеем сегодня.

OilNews: О чем речь?
Игнас Юрконис: Смысл сохранения актива заключается в том, чтобы на нем зарабатывать. Но в таком случае у нас сейчас не было бы таких проблем с поставками, не было бы перебоев с топливом на заправках, как это было год тому назад. И, соответственно, не было бы оттока клиентов и падения реализации. Недавно нас отключили от «Ликарда» (международная система обслуживания топливных карт «Лукойла» – примечание OilNews), в августе прекратились поставки из Волгограда, которые шли много лет… Скажите, зачем «Лукойлу» это делать, зачем убивать свой же актив? Тем, кто нас подозревает в связях с россиянами, необходимо понять одну элементарную вещь: «Лукойл» просто захотел уйти из Украины. И он ушел.
Я вам скажу больше. Сегодня наши нефтебазы охраняются Нацгвардией, я общался с руководством СБУ, МВД и Министерства обороны. Если бы это был актив «Лукойла», никто бы из госорганов его не охранял.

OilNews: Приходилось слышать, что не сам «Лукойл», а люди из окружения одного из вице-президентов компании имели виды на украинскую сеть…
Игнас Юрконис: Сеть была продана «Лукойлом» – это факт. И продана AMIC потому, что фонд дал очень, очень хорошую цену. Кроме того, продажа прозрачной австрийской структуре всегда будет предпочтительнее для такой публичной компании как «Лукойл». Так устроен нынешний финансовый мир! Когда компания продает актив аффилированным лицам, это всегда плохо пахнет. Но это не значит, что интереса к сети не было. Есть люди, которые хорошо знают этот актив, много лет снабжали его топливом, обеспечивали поставку товаров, услуг, имели инсайдеров на всех уровнях компании вплоть до топ-менеджмента… Они тоже хотели купить эту сеть, но за намного меньшие деньги. Когда не получилось выкупить его у «Лукойла», они постарались обесценить актив в глазах AMIC. Например, в один день компания лишилась почти всех корпоративных продаж – менеджеры со своей клиентской базой просто перешли в одну из конкурирующих сетей. Естественно, это сильно ударило по финансам «АМИК УКРАИНА». А это лишь один эпизод! По итогу фонду поступило предложение продать украинский бизнес. Несмотря на все проблемы, AMIC решил переосмыслить работу украинского бизнеса, и это среди прочего потребовало кадровой перезагрузки. Считаю, это было правильное решение.

OilNews: Вы «лукойловцев» вычищаете принципиально? А если серьезно, каковы критерии подбора персонала в новую команду?
Игнас Юрконис: Я действительно считаю, что нужно было сразу увольнять откровенно ангажированных менеджеров, которые преимущественно остались работать со времен «Лукойла». У людей стояла задача тянуть компанию на дно. Сейчас в топ-менеджменте «АМИК УКРАИНА» новые люди, которые никогда не работали в структурах «Лукойла». Например, Игорь Майстренко, возглавлявший представительство «Орлен Летува» в Украине. Но есть и исключения. Например, Татьяна Тележинская возглавила финансовый блок – она давно в этой структуре, но была на вторых ролях, очень опытный специалист. На уровне мидл-менеджмента также остается несколько опытных сотрудников с многолетним стажем работы в «ЛУКОЙЛ-УКРАИНА». Никакой предвзятости по отношению к бывшим сотрудникам этой компании нет, эти специалисты сегодня востребованы во многих украинских компаниях, и глупо их отталкивать. Я лично инвестирую время и деньги в создание своей команды, для меня это главный приоритет. Нам надо сделать за три года то, что другие сделали за 5-10 лет.

OilNews: Что у вас еще сейчас в приоритете?
Игнас Юрконис: В приоритете – поиск приоритетов. Мы должны понять, что нам выгодно, и на что сделать ставку. У нас есть сеть, нефтебазы, возможность торговать оптом, авиатопливо. Я выстраиваю систему здоровой конкуренции внутри компании, когда каждый из руководителей направления должен генерировать свой индивидуальный результат.
Что касается всех других блоков – финансового, HR и технического направлений, то там сейчас происходит процесс стандартизации. В корпорациях эти направления завязаны на материнские структуры и обладают корпоративными стандартами. У нас сейчас ничего этого нет. Эти отделы сами должны выстроить оптимальные правила и виды работы без каких-либо ограничений. Сложность такого управления в том, что ты должен уделять много времени каждой из этих сфер, каждому из отделов одновременно. Все процессы развиваются параллельно, и отследить их непросто.

OilNews: Если переходить к бизнесу, как планируете подымать продажи, которые рухнули за два года на 60%?
Игнас Юрконис: Действительно, с розницей у нас сложная ситуация. Есть падение, задержка ребрендинга, а ритейл такой вид бизнеса, который не восстанавливается быстро даже за деньги.
Поэтому мы в срочном порядке должны закончить ребрендинг, это произойдет до конца года. Второй момент: торговый знак AMIC существует только в Украине – это абсолютно новый бренд. Сейчас мы разрабатываем стратегию, которая показала бы, где мы находимся, как мы работаем, и кто мы такие. Эта программа покажет, куда мы будем двигаться.

OilNews: Переходя к обеспечению сети топливом, вы сказали, что «Лукойл» перекрыл вам поставки. Можно поподробнее?
Игнас Юрконис: Недавно «Лукойл» нам сообщил, что наш многолетний контракт по поставке волгоградского дизтоплива закончился. Насколько мне известно, «Лукойл» нас даже не подал на согласование в ФСТЭК (Федеральная служба по техническому и экспортному контролю РФ, – ON). Сейчас мы беседуем абсолютно со всеми, включая украинских производителей, чего раньше никогда не было.

OilNews: У компании есть большое нефтебазовое хозяйство, какие планы на него?
Игнас Юрконис: Мы однозначно будем заниматься мелким оптом и терминальным бизнесом. У нас хорошие нефтебазы в разных уголках страны, при этом они не загружены. Будем привлекать партнеров на хранение. Не исключено, что от каких-то терминалов откажемся. К слову, мы готовы отдать в аренду нефтебазу в Белой Церкви, в Киевской области у нас профицит мощностей.

OilNews: Как оцениваете перспективы «авиационного» направления?
Игнас Юрконис: Это очень интересный бизнес, тем более что мы представлены во всех крупнейших аэропортах страны – Одессе, Харькове, Жулянах и Борисполе. У этого бизнеса небольшая балансовая стоимость, а результат зависит исключительно от эффективности поставок, от трейдинга. А здесь у нас еще все впереди. Как и в случае с дизтопливом, «Лукойл» прекратил нам продажи авиакеросина со своего НПЗ в Болгарии.

OilNews: В окончание разговора скажите, удалось ли вам почувствовать атмосферу рынка, настроения коллег-конкурентов? Что вас больше удивило на этом рынке?
Игнас Юрконис: Из преимуществ – рынок открытый, нет диктатуры монополистов в лице НПЗ, как это есть во многих странах. Конкуренция на розничном рынке в Украине высокая, разброс цен очень большой, это главным образом и удивляет. Похоже, кое-кто имеет возможности обходить правила и иметь дополнительный заработок. В том числе и за счет разного качества. Есть какие-то моменты по оптимизации налогов, например, розничного акциза. Мы его платим с каждого литра без исключения, а многие, я слышал, с корпоративных продаж не платят. В Прибалтике, откуда я приехал, конкурентные преимущества больше связаны с трейдинговыми навыками, а в Украине – с большим теневым сектором.
Еще одна особенность – это деление не только на эконом- и премиум-уровни, но и деление того же премиум-уровня на еще несколько подуровней. И мы хотим понять, где мы, и где мы хотим быть.

OilNews: Есть уже предложения относительно того, что поможет выровнять конкуренцию?
Игнас Юрконис: Первое, что бросается в глаза, – отсутствие контроля и ответственности. Очень странно, что такая большая европейская страна не лицензирует деятельность компаний, которые занимаются торговлей подакцизными товарами. Должен быть один барьер или критерий, которому нужно соответствовать, чтобы эту лицензию получить. Это сразу изменит конкурентную среду, сделает ее чище.

 

Поиск по теме: Украина, ЛУКОЙЛ АЗС

 

к следующей новости раздела

21 сентября 2016

Белорусский бензин захватил 80% украинского заправочного рынка

к предыдущей новости раздела

16 сентября 2016

В Казани открываются первые восточнее московского региона АЗС под брендом Shell

к следующей новости главной ленты

21 сентября 2016

Бугульминский механический завод применил новую СИКН для повышения энергоэффективности извлечения нефти

к предыдущей новости главной ленты

20 сентября 2016

Нефтяникам могут смягчить требования к утилизации ПНГ