Архив новостей

Октябрь2019

пн. вт. ср. чт. пт. сб. вс.
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123

Если вы нашли ошибку на сайте

Система Orphus

Спасибо!

Второй Баку: такой нефти в СССР еще не было

Как на рубеже 1920-х годов в Поволжье и Урале запустили нефтедобычу.

(21 июля 2017 08:12 , ИА "Девон" )
Создание нефтегазовой провинции в Волго-Уральском регионе в 1930-х годах предопределило будущее лидерство РСФСР по добыче и переработке нефти в Советском Союзе. Однако более раннему открытию нефтяных месторождений помешали многие факторы: от войн до сомнений руководящих органов. Другие факторы же, наоборот, помогли открыть нефть. Об этом пишет Александр Матвейчук в статье «На штурм второго Баку», опубликованной в журнале «Сибирская нефть».  Информ-Девон приводит данную статью с сокращениями.

КАК МИРОВАЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНЫ ПОМЕШАЛИ НАЛАДИТЬ В ТАТАРИИ НЕФТЕДОБЫЧУ
В 1918 году Советская Россия, отрезанная от нефтяных промыслов Апшеронского полуострова, находилась в тисках топливного голода. Требовалось срочно принимать меры по поискам и разведке новых месторождений углеводородного сырья. Именно тогда внимание члена коллегии Главного нефтяного комитета, профессора Ивана Губкина привлекла нефтеносная площадь в Поволжье, расположенная в 20 км к северу от города Тетюши Казанской губернии, вблизи села Сюкеево.
Обильные нефтепроявления в обрывах правого берега Волги в этой местности были замечены уже давно. В 1912 году было создано акционерное общество «Казань Ойл Филдс лимитед» с участием британского капитала для разработки нефтеносного района. Специалисты этой компании начали разведочное бурение. Однако в 1914 году разведочные работы были прекращены в связи с началом Первой мировой войны.
В 1918 году геолог Николай Тихонович провел изучение Сюкеевского месторождения. На основе изучения полученных геологических данных и собранных образцов он сделал вывод о необходимости продолжения и расширения исследований. По итогам его отчета в 1919 году было принято решение начать работы по геологическому исследованию нефтеносности ряда территорий Поволжского региона.
В районе села Сюкеево было пробурено 13 сравнительно неглубоких разведочных скважин, однако затем работы были прекращены. В конце апреля 1920 года Апшеронский полуостров был взят Красной армией. Поставки нефти и нефтепродуктов из Бакинского промышленного района в Советскую Россию возобновились, а надобность в других источниках топлива отпала.

КАК В ПРИКАМЬЕ ИСКАЛИ СОЛЬ, А НАШЛИ «ВТОРОЙ БАКУ»
В 1924 году профессор Пермского университета Павел Преображенский обследовал архивы уральских горных заводов. Он пришел к выводу о перспективности этого региона для добычи калия. Позже было принято решение о проведении разведочного бурения в местах прежних соляных промыслов в Соликамском районе.
Сложной задачей стало обоснование места заложения первой скважины. Преображенский выбрал для нее окраину города Соликамска на берегу речки Усолки, впадающей в Каму. В начале сентября 1925 года началось бурение первой скважины. Все скважины, пройденные в 1926 году, одна за другой показывали результаты о наличии мощных калийных залежей. Было открыто Верхнекамское месторождение калийных солей.
Чтобы более четко обозначить границы месторождения, профессор выбрал место для бурения двадцатой по счету скважины в Верхнечусовских Городках. 18 октября 1928 года бригада бурового мастера Прокопия Позднякова начала бурение этой скважины на берегу реки Рассошки. Признаков соли в скважине не оказалось. Руководство Геологического комитета стало настаивать на прекращении работ. Однако Преображенский настоял на продолжении бурения, и 30 марта 1929 года с глубины 328–331 м была поднята колонка пород с трещинами. Было отмечено выделение газа. 16 апреля с глубины в 365–371 м была получена порода с наибольшей нефтяной пропиткой.
26 апреля 1929 года геолог Слюсарев доставил первую бутылку нефти в Свердловск. На следующий день областная газета «Уральский рабочий» сообщила в заметке «На Урале найдена нефть». 28 апреля 1929 года в Свердловске открылся 7-й Уральский съезд Советов. На том съезде была озвучена партийная установка «решительно усилить удельный вес Урала и выдвинуть его в число важнейших индустриальных районов СССР». Выступление делегата от Пермского округа сопровождалось торжественным вручением съезду бутылки с нефтью и образцов горных нефтеносных пород и оптимистическими заверениями в скором появлении в регионе «второго Баку».
Бригада Позднякова в Верхнечусовских Городках продолжила работу. На глубине 400 м нефтенасыщенные известняки сменились водоносными — признаком нижней границы нефтяной залежи. 1 мая 1929 года дальнейшее бурение было приостановлено ввиду возможности фонтана и отсутствия емкостей для сбора нефти.

«ПО КАЧЕСТВУ УРАЛЬСКАЯ НЕФТЬ ВЫШЕ ГРОЗНЕНСКОЙ И ОТЛИЧНО ГОРИТ»
8 мая 1929 года президиум Высшего совета народного хозяйства СССР принял постановление о разведке нефти на Урале. В пермской газете «Звезда» от 16 мая 1929 года была помещена заметка под названием «Такой нефти в СССР еще не было»: «Заведующий технической частью Геолкома СССР тов. Ухтин заявил нашему корреспонденту, что уральская нефть по цвету и запаху отличается от грозненской и бакинской. По качеству уральская нефть выше грозненской и отлично горит».
Академик Иван Губкин подчеркнул: «Мы имеем дело, возможно, с запасами нефти, значение которых для промышленности трудно даже себе представить. Несомненно одно, нефть на склоне Уральского хребта налицо, притом, на основании предварительных данных, она имеется в количествах, имеющих промышленное значение».
Мнение Губкина сыграло решающую роль, и  18 мая 1929 года был подписан приказ о создании особого бюро «Уралнефть»  для руководства всеми работами по разведке нефтяных и газовых месторождений Урала. Трест получил возможность напрямую работать с заграницей. Для комплектации буровых станков из США поставлялись металлические вышки и шарошечные долота. Руководители «Уралнефти» Константин Румянцев и Роман Бучацкий в  1930 году отправились в командировку в Германию и США для изучения опыта работы нефтяной промышленности и закупки оборудования. На учебу в Америку были направлены десять рабочих и специалистов треста. Все это способствовало ускорению темпов разработки Верхнечусовского месторождения, одна за другой сдавались эксплуатационные скважины. В начале 1930-х годов на пермских промыслах добывалось уже около 15 тыс. т нефти в год. Впрочем, до объемов добычи на Апшеронском полуострове (более 12 млн т) было далеко.

КАК НАСТОЙЧИВОСТЬ ГЕОЛОГА ПОМОГЛА РАЗВЕРНУТЬ ДОБЫЧУ В БАШКИРИИ
В конце 1920-х годов советское правительство пришло к выводу, что с геополитической точки зрения концентрация нефтедобычи и переработки в южных регионах страны весьма уязвима. Поэтому, согласно «Плану разведочных работ в восточных районах СССР», в разные районы Волго-Уральского региона в  1929 году было направлено двенадцать геологических партий.
Три партии были командированы в Башкирскую АССР. Одну из них, работавшую в районе выхода битуминозных пород в Стерлитамакском районе, возглавлял геолог Алексей Блохин. Вначале геолого-разведочная партия Блохина вела геологическое картирование, учитывала и анализировала собранный материал. В отличие от своих предшественников, Блохин ориентировался на тектоническую структуру района. В результате он пришел к выводу, что в районе Ишимбаево имеется обширный купол, наиболее благоприятный для скопления нефти.
Осенью 1930 года, основываясь на результатах своих исследований, после тщательной геологической съемки и разведки местности шурфами и мелким бурением он наметил четыре точки на правом берегу реки Белой в районе Ишимбаево для бурения четырех разведочных скважин. Первую из них начали бурить в феврале следующего года, вторую — в апреле. В августе, посчитав, что впечатляющих результатов в районе Ишимбаево достигнуто не было, руководство треста «Востокнефть» направило указание сворачивать бурение. Однако Блохин сумел настоять на продолжении работ. В  феврале 1932 года из скважины №703 с глубины 595 м был получен мощный газовый фонтан. Это сразу изменило отношение руководства. План бурения был пересмотрен, на усиление прибыла бригада во главе с опытным буровым мастером Степаном Логиновым. 1 мая трудовой коллектив Стерлитамакской конторы разведочного бурения доложил руководству республики об открытии первого в Башкирской АССР крупного нефтяного месторождения. Нефтяной фонтан из скважины №702 выбросил в течение первых четырех часов около 50 т нефти.
Летом 1932 года в Ишимбаево приехал академик Иван Губкин. После осмотра месторождения он заявил: «Если Чусовские Городки заставили развивать разведку вдоль Урала, то Ишимбаевское месторождение заставит развернуть работу по всему Приуралью и по всему Поволжью».
В конце 1932 году на Ишимбаевском промысле была смонтирована кубовая установка для перегонки нефти. Вначале производительность установки составляла 750 литров бензина в сутки, но уже во второй половине 1933 года ее довели до 15 т в сутки. Нефтепродукт с низким октановым числом и большим содержанием серы позволил удовлетворить потребности промысла и близлежащих колхозов.
В 1935 году Ишимбаевский нефтепромысел дал более 400 тыс. тонн нефти. В 1939 году на месторождении было добыто уже 1,6 млн тонн нефти.

КАК САМАРСКУЮ НЕФТЬ НАШЛИ БЛАГОДАРЯ АВАРИИ
Летом 1929 году в Средне-Волжский край были направлены четыре геологические партии в район Самарской Луки и в Бугурусланский округ. В 1931 году в Самарском районе заложили три нефтяные поисковые скважины — в Яблоневом Овраге, у реки Сок и под Сызранью. К началу 1934 году было пройдено и находилось в завершающей стадии бурения уже 9 скважин. Наиболее перспективной оказалась скважина №402, пробуренная на Самарской Луке. Первая нефть в ней появилась еще осенью 1932 года, но была отжата от скважины верхней водой. В мае 1933 года при продолжении бурения на глубине 1135 м в результате обвала был прихвачен бур. При его извлечении вместе с водой появилась нефть. При дальнейшей откачке скважины было найдено около 100 литров нефти.
В апреле 1937 года из скважины пробуренной бригадой мастера Алексея Шубина, был получен первый фонтан легкой нефти из нижнего карбона с глубины 1020 м с дебитом 50 т в сутки. Это событие стало решающим в дальнейшей судьбе Сызранского месторождения: 14 июня 1937 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление о развитии Сызранского нефтяного промысла. 1 сентября 1937 года был создан трест «Сызраньнефть». К концу года его руководство рапортовало о добыче 17412,7 т нефти. Однако открытие девонской нефти на Самарской Луке было еще впереди.

К началу 1939 года в Волго-Уральском регионе было открыто 12 нефтяных месторождений и создано 7 небольших нефтепромыслов. 7 августа 1939 года центральная партийная газета «Правда» опубликовала передовую статью под названием «Второе Баку». Новая топливно-энергетическая база Страны Советов между Волгой и Уралом начала приобретать зримые контуры, а в последующие годы ее значение неуклонно возрастало. Если в 1940 году удельный вес «второго Баку» в общесоюзной добыче нефти составлял всего 6%, то в 1945 году —14,6%, а в 1956 году этот показатель составил уже 63%. С начала 50-х годов, благодаря Волго-Уральскому нефтяному району, РСФСР впервые и окончательно заняла первое место в СССР по добыче и переработке нефти.


Поиск по теме: Волго-Уральская нефтегазоносная провинция, Татарстан, Пермский край, Башкирия ТЭК, Самарская обл, геология, история

 

к следующей новости раздела

25 июля 2017

«Газпромнефть-Оренбург» за полгода увеличил добычу углеводородов на 5%

к предыдущей новости раздела

20 июля 2017

Миноритариям ограничат доступ к документам акционерных обществ

к следующей новости главной ленты

21 июля 2017

В Челябинской области на топливном рынке доминируют ЛУКОЙЛ-Уралнефтепродукт, Газпромнефть-Центр, Башнефть-Розница и Регион - ФАС

к предыдущей новости главной ленты

20 июля 2017

Миноритариям ограничат доступ к документам акционерных обществ